Все записи автора admin

От советского информбюро.

«Маленькая станция в северном краю…» Это строчка из стихотворения   1959 года  поэта-фронтовика Виктора Ивановича Федотова (1922 -2005). Перед войной он поступил в Литинститут. С первого курса ушёл в армию. Окончив в 1942 году Великоустюгское военное пехотное училище, находившееся во время войны в Каргополе, попал в морскую бригаду на Ленинградский фронт. Дважды был тяжело ранен. Литинститутский диплом получил в 1949 году. Одно время служил в авиации ПВО (противовоздушной обороны). Первую книгу стихов «Барьеры» с предисловием Василия Фёдорова выпустил в 1965 году. Второй сборник «Второе лето» напутствовал Б.Слуцкий. Из армии уволился в звании полковника в 1972 году.

Удивительным образом его, москвича, связала судьба с нашей станцией.   В стихотворении 1959 года описана история отправки 30 молоденьких лейтенантов на фронт и удивительное, нежное и трогательное воспоминание о Няндоме военного времени.  Вторая встреча с Няндомой состоится в 1944 году, когда его раненного привезут   на излечение  в эвакогоспиталь № 2515. Третья встреча будет в 1986 году, сюда он приедет с Виктором Суховским, московским литератором, уроженцем села Пежма Вельского района. Четыре дня будут продолжаться встречи с учащимися школ № 3 и №31, студентами медучилища и ПТУ №11, сельскими тружениками в Мошинском доме культуры, лесозаготовителями в Шалакуше, книголюбами и   работниками культуры в центральной районной библиотеке. Вероятно, эта встреча произошла благодаря переписке поэта с руководителем клуба «Северянка» Музой Васильевной Коноваловой и ребятами, участниками этого клуба.

Новую выставку к юбилею победы в Великой отечественной войне назвали мы «Маленькая станция в северном краю…», это попытка создания образа   Няндомы военного времени. Работа над созданием выставки – не только возможность показать предметы, имеющие отношение к теме, главное — создание атмосферы, настроения и духа времени. Работая над выставкой, мы опирались на стихотворение «Няндома» Федотова В.И. и на картину нашего земляка, заслуженного художника России Олега Александровича Бороздина (1929-2016 г.г) «От советского информбюро», находящуюся в Вологодской художественной галерее. На картине художник изобразил площадь у железнодорожного вокзала, узнаваемый силуэт крыши которого    виднеется в правом верхнем углу. На переднем плане мы видим стоящих   с грустными лицами женщин, стариков и детей, солдат в шинелях, слушающих сводку. На картине не собирательные образы земляков, а конкретные люди: мама и отец, сестра, себя художник рисует в центре композиции – подросток, опирающийся на столб с громкоговорителями. От этого картина становится еще проникновеннее, усиливая наши чувства, делая нас соучастниками происходящего.

Здесь, на вокзале собирались   послушать новости с фронтов.  Вокзал – место ожидания, сюда бежали родные в надежде увидеться и передать письмо, узелок с гостинцем; вокзал — место расставаний, проводов, вокзал – место встреч, сюда приходили санитарные эшелоны с раненными… не будем пытаться передать словами то, что вместили стихотворные строчки   

«Няндома».

Может, хватит, может, не надо бы

Больше писать стихов о войне,

Но я ни строки не сложил

о Няндоме — маленькой станции

                                  в северной стороне.

А было так, тридцать лейтенантов

С кубиками из жести

                                на петлицах зеленых

Прибыли в Няндому к коменданту:

-Долго ли ждать эшелона?

Комендант усмехнулся;

                               куда, мол, торопитесь,

Фронт не уйдет, не сбежит,

Пересчитал нас, как мебель по описи.

-Ждать неделю. В поселке жить.

И по–истребительски, попарно,

Разошлись ребята кто куда,

Через три минуты

                                 от шумевших парней

Не осталось и следа.

Няндома. Из досок тротуары,

Снегом занесенные дома,

Показалась ты мне очень старой,

И тебе к лицу была зима.

Древние вороны что-то каркали

Так, что с веток осыпалась наледь,

Не о том ли, как отсюда в Каргополь,

Ослепив, Болотникова гнали.

Может, смерть пророчили мне скорую,

Что им скажешь, вечным пустомелям.

Но знаком я был тогда со скорбью,

Радовался – впереди — неделя.

 -Думал, отгуляю свое, вдоволь,

А потом поеду воевать.

Чуть не в каждом доме

Нас встречали вдовы — юные, бедовые,

С ними ль горевать?

Тридцать лейтенантов на неделю канули,

Начинал тревожиться старый комендант,

Тридцать лейтенантов мутными стаканами,

 Может быть, впервые стучали о стакан.

А когда с Архангельска

                                  прибыл в срок обещанный

Воинский прокуренный,

                                                   жесткий эшелон,

На платформу с нами прибежали женщины.

Лязгнул, покачнулся, тронулся вагон.

На ходу мы прыгали в наш вагон товарный,

И заголосила Няндома вдогон

В тридцать раз сильнее Ярославны,

Тридцать лейтенантов ехали на фронт.

Были дни тяжелые,

                                              были просто адовы,

В сердце жизнь прорезала кривую колею.

Юной и красивой помню тебя, Няндома,

Маленькая станция в северном краю.

Федотов В.И.

Книги, полученные в дар от автора, находятся в Няндомской центральной библиотеке.

Национальная гордость великороссов

Военный билет Вострякова Ивана Осиповича появился в фондах Краеведческого центра несколько лет назад. Посетители могли видеть его на юбилейных выставках к Дню Победы.

Иван Осипович родился в 1901 году в д.Стегнеевская Каргопольского уезда. Во время Великой Отечественной войны был стрелком. Погиб в 1942 году под д.Петрищево Ленинградской области.

Такие документы, как этот военный билет, бесценны!

На 4 странице интересная запись: народность — великорос… В настоящее время термин «великоросс» не употребляется, но раньше, в Российской Империи, русский народ делили на великороссов, малоросов и белорусов. В научной среде бытует мнение, что основа великороссов носит финно-угорский и древнебалтийский характер. Согласно Всероссийской переписи населения 1897 года великороссы составляли 44,3% населения Российской Империи. Великороссы всегда осознавали себя ядром русского народа, существовало даже такое понятие как национальная гордость великороссов!

После революции 1917 года, по политическим соображениям, этничность «великоросс» была упразднена, а малоросы и белорусы были выведены в отдельные народы…

Наша память хранит те мгновенья о прошлом…

В краеведческом отделе Няндомской центральной библиотеки хранится уникальный снимок 1937 года:

Военный учетный пункт (В.У.П.) в 1930-40-е г.г. располагался на окраине Няндомы. Здесь проходили начальную военную подготовку те, кто призывался в ряды РККА. Отсюда уходили на Финскую войну, здесь готовились к отправке на фронт в Великую Отечественную… К сожалению, документов той поры практически не сохранилось, но в семейных альбомах иногда можно встретить настоящие раритеты! Например, вот такие фотографии, которыми поделилась Галина Ивановна Ильина, пополнили электронную коллекцию Краеведческого центра:

казарма, снимок 1935 года

Вот, что вспоминает Анна Федоровна Пинаева, которая жила неподалеку: «Казарма представляла собой длинный барак из досок и опилок. Основное здание — рубленое, к нему был пристроен клуб, в нем «катили» кино. Штаб располагался в отдельном здании, там заседала призывная комиссия. Призывники были из Няндомского, Каргопольского и Приозерного районов. На время призыва открывали буфет, там продавались очень вкусные пирожки…».

В 1962 году здание реконструировано и передано под восьмилетнюю школу:

«От героев былых времен…»

7 октября 1941 года приказом НКО СССР № 330 для военного времени был введен новый образец красноармейской книжки с фотографией владельца (до того рядовым и младшим командирам Красной Армии выдавали книжки образца 1918 года. Эта книжка представляла собой немного измененную солдатскую книжку, которой пользовались еще в 19-м веке: в нее заносились сведения о жаловании, пособиях, отпусках, штрафах, получении вещевого довольствия, печаталась масса полезных сведений для военнослужащего…)


Отправка на фронт без красноармейских книжек строго запрещалась! У убитых и умерших от ран красноармейцев книжки изымались и передавались в штаб части или лечебного учреждения, где на их основании составлялись списки безвозвратных потерь личного состава.

Объем новой книжки составлял 12 страниц (в старом образце — 116, 80 из которых отводились под базовые положения Конституции РСФСР, некоторых декретов советского правительства, текст военной присяги, а также некоторые приказы Народного комиссариата по военным делам и различные памятки: «Заповеди красноармейца», «Помни, товарищ-красноармеец!»…), размеры книжки при развороте (см) — 16 х 11, обложка — картонная светло-синеватого цвета, звезда на обложке — красная (тиснением или окрашиванием), цвет шрифта — черный, записи велись чернилами, размер фотографии 3,5 х 4.

Разумеется, обеспечить за короткое время миллионы солдат новыми красноармейскими книжками было невозможно. Тем более, в немыслимых условиях 1941 года… Поэтому до лета 1942 года продолжали выдавать книжки старого образца, а проблема фотографирования так и не была решена до конца войны…

Красноармейская книжка Валова Павла Яковлевича, призванного на фронт в 1942 году Няндомским РВК.

«И стучат колёса под вагонами паровозно-маршевыми песнями…»

В краеведческом центре сформировалась интересная коллекция на железнодорожную тематику. Благодаря нашим дарителям, посетители могут «путешествовать во времени», знакомясь с историей строительства участка железной дороги Вологда-Архангельск, с историей зарождения и развития Няндомы.

К сожалению, в нашей коллекции нет образцов железнодорожной формы конца 19-го — начала 20-го в.в. (первая единая форма для всех дорог России введена в 1878 году), но имеется форма советского железнодорожника различных периодов.

Особенностью первой советской железнодорожной формы, введенной в 1932 году, является темно-синий цвет ткани, на петлицах изображались перекрещенные французский ключ и молоток, на пуговицах — звезда и паровоз…

шинель, 1940-е; гимнастерка, 1952 год

Очередное изменение железнодорожная одежда претерпевает в 1955 году, превращаясь в форму гражданского образца.

В 1963 году покрой формы вновь изменяется. Появляется эмблема железных дорог — колесо и крылья (видоизмененная эмблема Главного общества российских железных дорог 1871 года, но смысл остался прежним — скорость, точность, комфортабельность), знаки различия перенесены на рукав.

Большие изменения в форменном костюме железнодорожников последовали в 1985 году. Комплект одежды 1985 года включал в себя пальто и костюм, состоящий из пиджака с открытыми лацканами и брюк (цвет зимней одежды — темно-синий, летней — светло-серый). Головным убором служила фуражка с тульей из ткани костюма и черным околышем. Знаки различия заимствованы из приказа 1979 года: весь прибор (пуговицы, кокарда, эмблема, галуны, шитье) — желтого цвета.

нарукавные знаки различия машиниста 3 класса

17 апреля 1873 года родился наш земляк, святитель Вениамин. Хочется вспомнить о нем накануне праздника Пасхи.
О митрополите собрано много материалов, написано докладов и исследований, нашлась в наших архивах такая работа Н.Коновалова.

ВЕНИАМИН (КАЗАНСКИЙ)


Сщмч. Вениамин (Казанский), митр. Петроградский. Фотография. Нач. 20-х гг. XX в.

Вениамин (Казанский) (1873 — 1922), митрополит Петроградский и Гдовскийсвященномученик

Память 31 июля, в Соборах новомучеников и исповедников Церкви Русской, а также Санкт-Петербургских и Самарских святых

В миру Казанский Василий Павлович, родился 17 апреля 1873 года в селе Нименский Погост Андреевской волости Каргопольского уезда Олонецкой губернии (ныне деревня Андреевская Няндомского района Архангельской области) в семье священника Павла и Марии Александровны (дочери священника Смирнова) Казанских [1]. Брат протоиерея Григория Казанского.

В 1883 поступил в Каргопольское духовное училище.

В 1893 году после окончания Олонецкой духовной семинарии поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию. С 1-го курса принимал активное участие в деятельности Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви (ОРРНП), выступал с беседами на фабриках, заводах и в ночлежных домах в С.-Петербурге, а также в Троицкой (центральной) церкви общества.

14 октября 1895 г. ректором академии Нарвским еп. Иоанном (Кратировым) был пострижен в монашество, 21 ноября рукоположен во иеродиакона, 19 мая 1896 года — во иеромонаха.

В 1897 г. окончил Санкт-Петербургскую духовную академию со степенью кандидата богословия за сочинение «Преосвящ. Аркадий, архиеп. Олонецкий, как деятель против раскола» [2].

13 сентября 1897 г. был избран пожизненным членом Леонтьевского попечительства о бедных воспитанниках семинарии, в пользу которого пожертвовал значительную сумму денег.

24 сентября 1897 г. был назначен преподавателем Священного Писания в Рижскую духовную семинарию, в августе 1898 г. переведен в Холмскую духовную семинарию на должность инспектора. Впоследствии сщмч. Вениамин вспоминал о своей инспекторской деятельности: «Круг моих забот… простирался на все бытие воспитанника. Для меня была дорога и его внутренняя личная и домашняя жизнь… Доверие оказывали воспитанники большое» [3]. В Холме он, так же как и в С.-Петербурге, вел религиозно-нравственные чтения.

6 октября 1899 г. Вениамин был переведен инспектором в Санкт-Петербургскую духовную семинарию, продолжил свою деятельность в ОРРНП, был избран пожизненным членом открывшегося 25 сентября 1900 г. братства во имя ап. и евангелиста Иоанна Богослова для оказания помощи беднейшим воспитанникам семинарии. В 1901 г. был назначен цензором нового журнала «Отдых христианина».

18 февраля 1902 г. возведен в сан архимандрита, 2 апреля того же года назначен ректором Самарской духовной семинарии. Свои взгляды на подготовку семинаристов к практической деятельности в приходах Вениамин сформулировал так: «Мне кажется необходимым, чтобы будущие пастыри, изучая в теории все, относящееся к их служению, видели бы применение теории в жизни здесь же, при школе» [4]. В семинарии во время его ректорства стала совершаться ежедневная служба, раз в году служилась литургия на греч. языке с сохранением некоторых особенностей вост. богослужения, торжественно совершались пассии. В образцовой школе при семинарии возобновились вечерние воскресные чтения и внебогослужебные беседы для народа, их программа была значительно расширена, проводились миссионерские беседы с «духовными христианами», миссионерские экскурсии в ближайшие села. По постановке «практического ознакомления воспитанников с миссионерскою полемикою» Самарская семинария была упомянута в отчете обер-прокурора Святейшего Синода за 1903/4 г. как одна из лучших в России. Летом 1903 и 1904 гг. ректор организовал и возглавил поездку семинаристов по стране (дневники этих поездок печатались в Самарских епархиальных ведомостях). В продолжение всего времени пребывания архим. Вениамина в Самаре он пользовался большой любовью семинаристов.

На о. Вениамина было возложено также наблюдение за преподаванием Закона Божия в муж. средних учебных заведениях города. Летом он ежегодно открывал педагогические курсы для учителей. 16 марта 1903 г. о. Вениамин был избран товарищем председателя самарского епархиального церковно-просветительского Алексиевского братства, в котором возглавил несколько комиссий, руководил пересмотром устава при реорганизации братства. В августе 1905 г. председательствовал на епархиальном миссионерском съезде, собранном для обсуждения методов работы в новых общественных условиях. 2 сентября участвовал в 1-м пастырском собрании духовенства Самарской епархии, на котором высказал мысль о необходимости созидать приход как религиозный союз, все члены которого живут истинно христианской жизнью, чему, по его мнению, мешает воспитание пастырей, далекое от жизни.

12 октября 1905 г. архим. Вениамин был переведен ректором в Санкт-Петербургскую духовную семинарию. Он вступил в должность во время революционных событий, нарушивших ход учебного процесса, занятия возобновились лишь после рождественских каникул. В 1907 г. было построено новое здание образцовой школы при семинарии. Летом 1907 и 1909 гг. ректор организовал поездки семинаристов по России. После учреждения епархиального миссионерского совета (13 октября 1908) архим. Вениамин вошел в его состав. Он продолжал также активно работать в ОРРНП.

Епископ Гдовский


Сщмч. Вениамин (Казанский), еп. Гдовский. Фотография. 10-е гг. XX в.

30 декабря 1909 г. архим. Вениамину определено быть епископом Гдовским, четвертым викарием Санкт-Петербургской епархии. Хиротонию, состоявшуюся 24 января 1910 г. в Троицком соборе Александро-Невской лавры, возглавил С.-Петербургский и Ладожский митр. Антоний (Вадковский). С 22 ноября 1911 г. еп. Вениамин являлся третьим, с 30 мая 1913г.- вторым, с 20 марта 1914 г.- первым викарием.

Как епископа его отличали особое усердие к богослужению и тесное общение с паствой. Еп. Вениамин часто служил литургии, по вечерам в воскресные и даже в будние дни — акафисты, проповедовал на фабричных окраинах и в храмах обществ РРНП и трезвости. Он первым из архиереев стал совершать в столице ранние обедни с общенародным пением. Еп. Вениамин особенно любил крестные ходы и часто возглавлял многотысячные ходы трезвенников в Александро-Невскую лавру и Троице-Сергиеву пустынь, совершал крестные ходы из Луги в Череменецкий во имя ап. Иоанна Богослова муж. монастырь и др.

Со дня назначения С.-Петербургским викарием еп. Вениамин возглавлял епархиальное братство во имя Пресв. Богородицы, совет которого обладал правами епархиального училищного совета. Еп. Вениамин обозревал церковно-школьное дело в епархии, посещал учительские курсы и школы, бывал на экзаменах и на занятиях. В петербургских храмах он положил начало служению литургий для школьников того или иного прихода, сам причащал детей и говорил понятные им поучения. В. заложил и освятил немало храмов и школ в епархии. В мае 1910 г. он был назначен председателем комиссии по вопросу об усилении воспитательного влияния обучения Закону Божию. Комиссия высказалась за лучшее ознакомление семинаристов с преподаванием этой дисциплины в начальных школах, а также за пересмотр программ преподавания Закона Божия применительно к потребностям времени. 15 декабря 1914 г. еп. Вениамин стал товарищем председателя всероссийского Александро-Невского братства трезвости. Он состоял также председателем столичного эст. братства во имя сщмч. Исидора Юрьевского. Некоторое время заведовал единоверческими приходами епархии. В января 1912 г. участвовал в 1-м Всероссийском съезде единоверцев в С.-Петербурге.

Несколько раз архиерей посещал другие епархии. В июне 1912 г. он возглавил крестный ход из Петрозаводска (правящий еп. Никанор (Надеждин) в это время находился в столице) в карельское с. Поросозеро (168 км). В 1913 г. еп. Вениамин посетил Новгород в дни пребывания там Патриарха Антиохийского Григория IV. 28 апреля в Софийском соборе В. вместе с Патриархом совершил хиротонию Алексия (Симанского) во епископа Тихвинского. В июне 1916 г. был в Тобольске на открытии мощей свт. Иоанна (Максимовича), митр. Тобольского и Сибирского. 8 января 1917 г. в новгородском Софийском соборе участвовал в хиротонии сщмч. Варсонофия (Лебедева) во епископа Кирилловского.

2 марта 1917 г. на совещании членов Святейшего Синода на еп. Вениамина было возложено временное управление Петроградской епархией (в связи с намечавшейся отставкой Петроградского митр. Питирима (Окнова), 6 марта, после увольнения митр. Питирима на покой, был издан соответствующий указ. В своих выступлениях и проповедях после Февральской революции еп. Вениамин призывал к любви, терпимости, согласию, верующим предлагал организовываться вокруг приходских храмов. Архиерей неоднократно подчеркивал, что Церковь «должна быть чужда политики».

На Петроградской кафедре

На епархиальном съезде в мае 1917 г. проходили выборы Петроградского архиерея. В 1-м туре было выдвинуто 11 кандидатов, во 2-м туре их осталось трое: Финляндский и Выборгский архиеп. Сергий (Страгородский), Уфимский и Мензелинский еп. Андрей (Ухтомский) и еп. Вениамин. 24 мая на Петроградскую кафедру был избран еп. Вениамин. (976 голосами из 1561), на следующий день Синод утвердил его архиепископом Петроградским и Ладожским, интронизация состоялась 28 мая в Исаакиевском соборе. 26 мая из управления Петроградского архиерея была изъята Александро-Невская лавра и подчинена Синоду. В интервью газ. «Петроградский листок» еп. Вениамин так выразил свои взгляды на управление епархией:

«Бумажное делопроизводство, всякую формалистику я буду по возможности от себя отстранять. Мое дело — быть в живом и непосредственном общении с паствою. Тут предстоят огромные задачи и огромная работа. Переживаемое время сдвинуло прежние устои жизни. Это коснулось и церковной области. Нужно все строить по-новому, да притом так, чтобы это встречало полнейшее признание со стороны широких масс верующего люда. Мне уже представляется необходимость особой поездки по селам и деревням епархии. Тут, быть может, на местах, придется обсуждать устройство приходских советов, благотворительных и просветительных учреждений» [5].

17 июня 1917 г. титул архиеп. Вениамина был изменен на Петроградский и Гдовский. Он стал первоприсутствующим Петроградской конторы Синода, открытой 26 июля ввиду предстоящего Поместного Собора (закрыта постановлением Высшего Церковного Управления от 6 апреля/24 марта 1918).

Сщмч. Вениамин был возведен в сан митрополита постановлением Синода от 13 августа 1917 г. (утверждено Временным правительством 14 августа). 15 августа участвовал в открытии Поместного Собора Российской Православной Церкви 1917-1918 гг. в Москве. Как член Собора занимал митрополичьи покои в кремлевском Чудовом монастыре, находился в Кремле во время обстрела его отрядами, действовавшими на стороне большевиков (28 октября — 3 ноября 1917). Узнав об убиении в Царском Селе прот. сщмч. Иоанна Кочурова, митр. Вениамин принял участие в материальном обеспечении семьи священномученика. 21 ноября митр. Вениамин участвовал в интронизации Патриарха св. Тихона (Белавина).

После опубликования 31 дек. 1917 г. проекта декрета по вопросам отделения Церкви от государства митр. Вениамин 10 января следующего года обратился с письмом в СНК, в котором говорилось: «Осуществление этого проекта угрожает большим горем и страданиями православному русскому народу… Считаю своим нравственным долгом сказать людям, стоящим в настоящее время у власти, предупредить их, чтобы они не приводили в исполнение предполагаемого проекта декрета об отобрании церковного достояния» [6]. Официального ответа не последовало, но В. И. Ленин, ознакомившись с письмом митрополита, наложил резолюцию, в которой призывал коллегию при Комиссариате юстиции поспешить с разработкой декрета об отделении Церкви от государства.

В первой половине января в Петрограде началась ликвидация дворцовых и некоторых домовых церквей, 3 января была закрыта Синодальная типография. 11 января собрание духовенства Петроградской епархии под председательством митр. Вениамина заявило о своем протесте против действий властей. 13 января Комиссариат гос. призрения издал распоряжение о реквизиции жилых помещений Александро-Невской лавры. 14 января собрание духовенства и прихожан вынесло резолюцию о недопущении «отобрания имущества у монастырей и храмов», а на собрании 16 января в присутствии митр. Вениамина было решено под данной резолюцией собрать подписи по городским храмам и послать ее властям. 19 января произошло столкновение между прибывшими в лавру красноармейцами и собравшимся народом, во время которого был смертельно ранен сщмч. прот. Петр Скипетров. 20 января митр. Вениамин отдал распоряжение о совершении на следующий день общегородского крестного хода к лавре в защиту Церкви. Во время этого грандиозного крестного хода митрополит дважды обращался со словом о гонениях на Церковь.

26 января 1918 г. (по определению Собора от 25 янв.) В. был назначен священноархимандритом Александро-Невской лавры. В первую очередь он обратил внимание на совершение в ней богослужений. 14 февраля митр. Вениамин направил в духовный собор лавры следующую записку: «Предлагаю духовному собору… иметь неослабное наблюдение за точностию исполнения церковного устава и благоговейным совершением богослужений в лавре». 4 июля 1919 г. Синод поручил митр. Вениамину организацию просветительской деятельности лавры. 14 декабря наместником лавры стал иером. Николай (Ярушевич), на следующий день возведенный в сан архимандрита.

7 августа 1918 г. Совет комиссаров Союза коммун Северной обл. принял постановление о немедленном закрытии домовых церквей. Домовые храмы, имевшие отдельные здания, митр. Вениамину удалось преобразовать в приходские. 21 декабря 1918 г. и 21 марта 1919 г. он обращался в Синод с ходатайством о скорейшем разрешении вопроса о положении церквей бывш. Военного ведомства. 12 апреля 1919 г. последовал указ Синода о передаче церквей Военного и Морского ведомств в епархиальное управление. По ходатайству митр. Вениамина в начале сентября 1919 г. в ведение Петроградского епархиального начальства были переданы также синодальные подворья, церкви бывш. синодальных учреждений и подворья др. епархий. В марте 1918 г. при митрополите и епископском совете начало работу особое бюро, которое должно было собирать сведения о безработном духовенстве и предоставлять места в больших приходах Петрограда.

Осенью 1918 г. было образовано частное совещание из представителей Петроградского комиссариата юстиции и епархиального совета. Епархиальный совет проводил собрания с петроградскими благочинными, на которых разъяснялась инструкция о порядке проведения в жизнь декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», вырабатывались способы возможно безболезненного для Церкви его осуществления. На собрании 28 ноября в присутствии митр. Вениамина было решено «для более спокойной и энергичной деятельности рекомендовать приходским советам зарегистрировать свои приходы, поручив прот. Михаилу Чельцовусоставить однообразный проект Устава для приходских общин». По предложению митрополита обсуждался также вопрос об оживлении пастырско-приходской деятельности в Петрограде и было рекомендовано «для поднятия религиозного настроения верующих и объединения их в молитве устраивать вечерние торжественные богослужения с произношением кратких поучений с присутствием всего духовенства благочиния… за праздничным всенощным бдением прочитывать на русском языке положенные по уставу прологи и святоотеческие творения… по возможности за всеми богослужениями поучать верующих изустным словом» [7].

В конце 1918 г. и в феврале 1919 г. митр. Вениамин направил в СНК 2 докладные записки, под влиянием которых был выпущен «Циркуляр по вопросу об отделении церкви от государства» (Известия. 5 февр. 1919), несколько ограждавший общины от злоупотреблений и произвола на местах.

В авг. 1918 г. был арестован настоятель Казанского собора сщмч. прот. Философ Орнатский, еще несколько клириков погибли во время «красного террора». 9 авг. митр. Вениамин направил в епархиальный совет предложение установить нарочитое церковное моление «о сущих в темнице». В указе Петроградского епархиального совета от 16 августа 1919 г. были изложены меры по обеспечению семей репрессированных, одобренные сщмч. Вениамином. Митрополит и епархиальный совет предприняли немало усилий, чтобы как можно скорее вернуть на места службы духовенство, мобилизованное и привлеченное к принудительным работам в связи с усилением гражданской войны. В результате последовали распоряжения властей об освобождении духовенства от мобилизации под различными предлогами, 1 августа 1919 г. городской отдел юстиции уведомил митр. Вениамина об освобождении духовенства от привлечения к общественным работам.

С начала 1918 г. в Петрограде стали часто совершаться ночные богослужения, в которых принимал участие митрополит Вениамин. Великим постом во всех храмах Петрограда по его благословению служились пассии. Поскольку в 1918 г. празднование 1 мая приходилось на Великую среду, в соответствии с постановлением Поместного Собора от 20 апреля В. призвал духовенство и всех православных не участвовать в гос. празднике. Он отдал распоряжение, чтобы в пасхальную ночь заутреню служили не только во всех храмах, но и на площадях перед церквами, где по местным условиям это возможно. Подъем религиозных чувств жителей Петрограда вылился в общегородские крестные ходы Пасхальной недели, ставшие затем традиционными. Устраивался также детский крестный ход в Александро-Невскую лавру, где митрополит служил молебен и благословлял детей. В Светлую пятницу по распоряжению митрополита в Петрограде с 1918 г. стало совершаться общегородское празднование в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник». 22 июня 1919 г. в Князь-Владимирском соборемитрополит возглавил впервые совершавшуюся службу Всем русским святым. Несмотря на тяжелое время, в епархии удалось освятить несколько новых храмов и приделов.

Большое внимание митрополит Вениамин уделял духовному образованию. 26 января 1918 г. он был избран почетным членом Петроградской духовной академии, в декабре того же года прекратившей свою деятельность. Санкт-Петербургская духовная семинария была закрыта 30 сентября 1918 г., но на следующий день открылось Богословско-пастырское училище, которое просуществовало до 1928 г. При активном участии митр. Вениамина в 1919 г. началась работа по организации Петроградского Богословского института, открывшегося 16 апреля 1920 года. 28 января 1921 г. митр. Валентин был избран 1-м почетным членом института. В Петрограде работали также различные богословские курсы, при мн. храмах существовали кружки для изучения Закона Божия, читались лекции о вере. В 19181919 гг. в епархии издавался «Петроградский церковный вестник» (с кон. 1918 — только офиц. часть).

Чрезвычайно активным и пользовавшимся поддержкой архиерея было братское движение. 12 декабря 1917 г. состоялись выборы в совет Братства приходских советов Петрограда и епархии, которое стало играть важную роль в жизни епархии. Весной 1918 г. митр. Вениамин благословил создание братства св. Софии, задуманного А. В. Карташёвым для объединения православно мыслящей интеллигенции. Братство сложилось только весной 1920 г., было тесно связано с Богословским институтом и просуществовало ок. года. 15 июля 1918 г. митр. Вениамином открыл трудовое Александро-Невское братство для выделки свечей (бывш. свечной завод). Большую роль в духовной жизни Петрограда в нач. 20-х гг. играли митрополичья Крестовая церковь и Александро-Невское братство, созданное в 1919 г. на базе существовавшего в лавре кружка молодежи. Основой духовной жизни братства, включавшего лаврских монахов и мирян обоего пола, были богослужения. Службы здесь длились дольше, чем в приходских храмах, устав соблюдался более точно, практиковалось строго уставное чтение и общенародное пение. За каждой службой обязательно произносилась проповедь.

В своей деятельности по управлению епархией митр. Вениамин опирался на викариев. При его избрании Петроградскими викариями являлись епископы Ямбургский Анастасий (Александров), Кронштадтский Мелхиседек (Паевский), Нарвский Геннадий (Туберозов). 17 июня 1917 г. вместо Кронштадтского викариатства было открыто Ладожское. 30 июля 1917 г. митр. Вениамин возглавил в Луге хиротонию Артемия (Ильинского) во епископа Лужского. 6 июля 1918 г. умер еп. Анастасий (Александров). 23 июня 1919 г. Высшее Церковное Управление приняло постановление об увеличении числа епископов. Однако в связи с тяжелым положением в Петроградской епархии незадолго до этого, 23 апреля, митр. Вениамин обратился с ходатайством, в котором просил «по причине совершенного разорения Старо-Ладожского Николаевского и Троицко-Зеленецкого монастырей, доставлявших средства викарию Ладожскому, и отсутствия надобности в викарии — достаточно викариев Нарвского и Лужского — Ладожское викариатство закрыть» [8]. 26 мая Патриарх и Синод постановили Ладожского еп. Мелхиседека переместить на Слуцкое викариатство Минской епархии, а Ладожское викариатство оставить незамещенным. В конце 1919 г. самостоятельную кафедру получил еп. Геннадий (Туберозов). В 1920г. был хиротонисан Кронштадтский еп. Венедикт (Плотников), в 1921 г. Казанский собор взял на себя содержание викарного епископа, и новым викарием с титулом Ямбургского в Петроградскую епархию был переведен бывш. Тихвинский еп. Алексий (Симанский). Весной 1922 г. последовала хиротония еще 2 викарных епископов — Ладожского Иннокентия (Тихонова) и Петергофского Николая (Ярушевича).

В принятом 7 марта/22 февраля 1918 г. Поместным Собором определении, касавшемся единоверия, говорилось об учреждении единоверческой Охтинской кафедры в Петроградской епархии. 19/6 апреля митр. Вениамин утвердил разработанный петроградской единоверческой общиной (бывш. Единоверческое братство) проект правил избрания кандидата в единоверческие епископы. 31 мая в Никольском единоверческом храме после литургии, совершенной митр. Вениамин, состоялись выборы Охтинского епископа, которым стал сщмч. Симон (Шлеев), 6 июня хиротонисанный в Троицком соборе Александро-Невской лавры. Он считался не викарным, но состоявшим «в зависимости» от Петроградского митрополита.

Деятельность митр. Вениамин в Петроградской епархии прекрасно охарактеризовал в 1921 г. Ямбургский еп. Алексий (Симанский):

«Митрополит Вениамин держит в своих руках все нити управления, и от него, с одной стороны, исходит инициатива различных начинаний, с другой — сильная поддержка тех, кто трудится на том или ином поприще. Он все знает, что у него делается, а также кто и как делает свое дело, и он умеет показать и свое одобрение, и свое неудовольствие. Он прекрасно учел и понял, в чем заключается при настоящих условиях и в таком городе, как Петроград, сила архипастыря — в возможно частом и тесном общении с народом, и он и себя лично, и своих викариев направляет к тому, чтобы все более и более расширять круг своего молитвенного общения с верующим народом. И это ему удается в большой мере» [9].

На Поместном Соборе 7 декабре 1917 г. митр. Вениамин был избран заместителем члена Свящ. Синода. 25 сентября 1918 года его вызвали для присутствия в Синоде. В Высшее Церковное Управление митр. Вениамин сделал несколько представлений по вопросам брака и развода, ходатайствовал об организации на местах приходских судов (последнее было признано несвоевременным и отклонено). 23 декабря 1918 г. ему было поручено представить Синоду свои соображения по вопросу об установлении однообразного порядка в отношении совершения литии на всенощном бдении или на утрени в приходских и монастырских храмах, в частности, в отношении тех облачений, в коих архиереи, священнослужители и священномонашествующие должны совершать литию.

31 декабря 1917 г. митр. Вениамин возглавил в Ревеле хиротонию сщмч. архим. Платона (Кульбуша) во епископа Ревельского.

В 1919 г. митрополит несколько месяцев временно управлял Олонецкой епархией. В начале октября 1919 г. он побывал в Петрозаводске, затем направил в Высшее Церковное Управление представление об утверждении настоятельницы Ладвинского монастыря [10]. В том же году он временно управлял частью Псковской епархии, которая не была занята нем. войсками. Из-за нарушения связи с зарубежными храмами, находившимися в ведении Петроградских митрополитов, он 21 июня 1921 г. в письме митр. Евлогию (Георгиевскому) выразил согласие на передачу ему управления этими приходами.

Постепенно отношение государства к Церкви становилось жестче. 5 октября 1920 г. была прекращена деятельность Петроградского епархиального совета. Во время подавления Кронштадтского восстания (28 февраля — 17 марта 1921) были расстреляны неск. священников. 16 июля 1921 г. митрополита Вениамина вызвали в ЧК, где взяли с него подписку о невыезде.

Летом 1921 г. 34 губернии страны были охвачены сильнейшей засухой, в результате которой начался голод. После издания свт. Тихоном послания о помощи голодающим В. 23 июля 1921 г. предложил правлению Общества православных приходов образовать комиссию для приема и передачи пожертвований во Всероссийский комитет помощи голодающим (Помгол). Председательство в комиссии он принял на себя. В праздник Успения Пресв. Богородицы митр. Вениамин распорядился прочитать в храмах послание Патриарха и произвести сбор в помощь голодающим. После роспуска Помгола митрополит 8 сентября выпустил распоряжение, в котором говорилось о прекращении деятельности комиссии, пожертвования предложил представлять в комиссии помощи голодающим при местных районных советах. 20 декабря 1921 г. митр. Вениамин обратился к петроградскому духовенству с посланием, в котором, в соответствии с «Обращением» Патриарха Тихона, призвал воздержаться от богослужебных нововведений.

С конца января 1922 г. в газетах начали появляться статьи, в которых говорилось о необходимости использовать церковные ценности для покупки за границей продовольствия для голодающих. 18 февраля 1922 г. в газ. «Петроградская правда» была опубликована статья прот. А. И. Введенского «Церковь и голод: Обращение… к верующим», содержавшая демагогические призывы и обвинения в адрес петроградского духовенства. Данная публикация была одной в ряду многих, появление которых предшествовало изданию 23 февраля декрета ВЦИК об изъятии церковных ценностей. После опубликования декрета митр. Вениамин пошел на переговоры с городским руководством. 6 марта он передал городским властям заявление, в котором содержались условия передачи церковных ценностей. Переговоры закончились соглашением, учитывавшим ряд требований Петроградского архиерея: духовенству предоставлялась возможность присутствовать и производить изъятие, участвовать в запечатывании, установлении веса ценностей, в переплавке; предметы, имеющие для верующих особое значение, могли быть заменены соответствующим металлом по весу и т. д. Через неск. дней митр. Вениамин благословил открытие при лавре «питательного пункта для голодающих на средства богомольцев Св. Духовской и Крестовой церквей и при участии представителей тех и других» [11].

Соглашение, заключенное 6 марта, не было реализовано. К вечеру 7 марта стало известно, что изъятие церковных ценностей происходит из закрытых домовых церквей на основании декрета, без ограничений. В газетах началась разнузданная кампания против «князей церкви». 12 марта митр. Вениамин послал в Смольный заявление, в котором выражалось сомнение в том, что все пожертвованные святыни будут употреблены на помощь голодающим, говорилось о крайности этой меры и обязательности благословения Патриарха на нее, о необходимости относительной самостоятельности Церкви в данном вопросе. Завершалось послание предупреждением:

«Если бы слово мое о предоставлении Церкви права самостоятельной помощи голодающим на изъясненных в сем основаниях услышано не было и представители власти, в нарушение канонов Святой Церкви, приступили бы без согласия ее архипастыря к изъятию ее ценностей, то я вынужден буду обратиться к верующему народу с указанием, что таковой акт мною осуждается как кощунственно-святотатственный, за участие в котором миряне по канонам Церкви подлежат отлучению от Церкви, а священнослужители — извержению из сана» [12].

13 марта митр. Вениамин подписал документ, в котором содержалось руководство для духовенства, как поступать при «посещении действующих и закрытых храмов разными лицами для проверки храмовых описей и даже изъятия священных предметов» (цит. по: Коняев. С. 52).

14 марта Большой президиум губисполкома постановил «обязать комиссию по изъятию церковных ценностей не позже, чем в недельный срок, приступить к изъятию». Ответственным был назначен бывш. председатель петроградской ЧК И. Бакаев. Положение обострилось инцидентом 15 марта у Казанского собора, где с ведома митр. Вениамина при большом стечении народа были оглашены известия о шуйской трагедии и послание Патриарха с предостережением от повторения подобного. На следующий день на Сенной пл. произошло столкновение членов комиссии по изъятию церковных ценностей с верующими. На заседании Петроградского совета 20 марта говорилось, что Церковь хочет использовать свою организацию «для антисоветских целей», а митр. Вениамин «встал на путь борьбы против правительственного декрета».

24-25 марта в газетах было опубликовано провокационное «Воззвание группы священников» («Письмо 12-ти»), в котором содержались призывы жертвовать все церковные ценности на нужды голодающих и обвинения духовенства в контрреволюционности и равнодушии к страданиям народа. Митр. Вениамин решился на крайнее средство: он поручил ведение переговоров с властью А. Боярскому и Введенскому, подписавшим это письмо. Новое соглашение было подписано 6 апреля, за приходами сохранялось право выкупа подлежащих изъятию ценностей. Однако деятельность Боярского и Введенского, открыто поддерживавших власти, во многом осложнила положение, и 10 апреля на собрании петроградского клира митр. Вениамин обвинил их в предательстве, сказав, что по их вине арестовывают священников. С кон. апреля процесс изъятия церковных ценностей охватил всю губернию — ранее во мн. храмы было трудно добраться из-за весенней распутицы.

10 апр. митрополит обратился с воззванием

«К петроградской православной пастве», в котором говорилось: «Если гражданская власть ввиду огромных размеров народного бедствия сочтет необходимым приступить к изъятию и прочих церковных ценностей, в том числе и святынь, я и тогда убедительно призываю пастырей и паству отнестись по-христиански… Со стороны верующих совершенно недопустимо проявление насилия в той или другой форме… При изъятии церковных ценностей, как и во всяком церковном деле, не может иметь место проявление каких-либо политических тенденций. Церковь по существу своему вне политики и должна быть чужда ей» [13].

9 мая 1922 г. был арестован Патриарх Тихон (Белавин), своим распоряжением от 12 мая святитель назначил митр. Вениамина 2-м кандидатом на временное возглавление Русской Церкви. 18 мая митр. Вениамин был допрошен в Петрогубревтрибунале, после чего власти приняли решение привлечь его к следствию по обвинению в выпуске и распространении ответа Петроградскому Помголу как агитационного средства для противодействия изъятию церковных ценностей. С владыки была взята подписка о невыезде. 26 мая у Петроградского митрополита побывал Введенский, только что вернувшийся из Москвы, где в результате его усилий было образовано обновленческое Высшее церковное управление. Митрополит Вениамин отказался признать полномочия этой структуры, 28 мая в петроградских храмах было зачитано послание архиерея, в котором Введенский и др. ездившие в Москву священники объявлялись отпавшими от Церкви. 1 июня митр. Вениамин был арестован, на следующий день заключен в тюрьму.

Митрополит Вениамин на заседании Петроградского ревтрибунала. 1922 год. РГИА.

10 июня 1922 года начался судебный процесс, по которому было привлечено более 80 чел. Митрополит Вениамин обвинялся в том, что, являясь главой Православной Церкви в Петрограде, добивался «изменения декрета об изъятии церковных ценностей», для чего использовал православное Общество церковных приходов «в целях возбуждения религиозного населения к волнениям, в явный ущерб диктатуре рабочего класса и пролетарской революции». Владыку допрашивали 11 и 12 июня, вопросы касались его отношения к постановлениям Карловацкого Собора зарубежных архиереев и к декрету об изъятии церковных ценностей, а также 2 заявлений митрополита, сделанных в марте. 29 июня выступил обвинитель — вместо попытки доказать вину подсудимых П. А. Красиков произнес речь, состоявшую из нападок на Церковь. Затем слово было предоставлено общественной защите, которая дала юридический и фактический анализ обвинения и сделала вывод, что митр. Вениамину удалось предотвратить мн. масштабные столкновения в ходе изъятия ценностей. Однако доводы защиты не повлияли на решение судей. 4 июля подсудимым было предоставлено последнее слово. Митрополит Вениамин свое выступление в основном посвятил защите других подсудимых. 5 июля был объявлен приговор. Сщмч. Вениамин и десять других обвиняемых были приговорены Петроградским губернским революционным трибуналом к расстрелу.

Приговор вызвал большое количество ходатайств о помиловании (в т. ч. и от обновленцев). 7 июля Я. С. Гурович, адвокат митр. Вениамина, подал в Верховный революционный трибунал при ВЦИК кассационную жалобу. На заседании Политбюро ЦК РКП(б) 13 июля было решено оставить в силе приговор в отношении В., архим. Сергия (Шеина), проф. Ю. П. Новицкогои И. М. Ковшарова, другим же заменить расстрел тюремным заключением. Определением кассационной коллегии Верховного трибунала ВЦИК от 26 июля 1922 г. приговор был оставлен в силе, Малый президиум ВЦИК, рассматривая вопрос о приговоре, «устно постановил» просить Политбюро «пересмотреть свою директиву по этому делу». 2 августа Пленум ЦК РКП(б) постановил отклонить это ходатайство. 3 августа постановлением Президиума ВЦИК приговор Петроградского губернского революционного трибунала от 5 июля 1922 г. был изменен в соответствии с решением Пленума ЦК РКП(б).

Сщмч. Вениамин (Казанский), митр. Петроградский. Икона. XX в.

Митрополит Вениамин был расстрелян в ночь на 13 августа 1922 года вместе с архим. Сергием (Шеиным), проф. Ю. П. Новицким и И. М. Ковшаровым на станции Пороховые Склады, Ириновской ж.д., неподалеку от Петербурга. Перед казнью все были обриты и одеты в лохмотья, чтобы нельзя было узнать духовных лиц. Место погребения мучеников неизвестно.

Свидетель последних минут жизни казненных рассказывал: «Новицкого угнетала мысль, что остается круглой сиротой его единственная 14-летняя дочь, и он плакал, просил передать ей на память прядь своих волос и серебряные часы; Ковшаров издевался над палачами; отец Сергий громко повторял молитву «Прости им, Боже, не ведают бо, что творят»; митрополит Вениамин тихо молился, крестясь…»

За несколько дней до расстрела митрополит Вениамин в письме писал:

«В детстве и отрочестве я зачитывался Житиями святых и восхищался их героизмом, их святым воодушевлением, жалел всей душой, что времена не те и не придется переживать, что они переживали. Времена переменились, открывается возможность терпеть ради Христа и от своих и от чужих. Трудно, тяжело страдать, но по мере наших страданий избыточествует и утешение от Бога. Трудно переступать этот Рубикон и всецело предаваться воле Божией. Когда это совершится, человек избыточествует утешением, не чувствует самых тяжких страданий [из-за] внутреннего покоя, он и других влечет на страдания, чтобы они переняли то состояние, в котором находится счастливый страдалец… Я радостен и покоен как всегда. Христос — наша жизнь, свет и покой. С Ним всегда и везде хорошо. За судьбу Церкви Божией я не боюсь. Веры надо больше, больше ее иметь надо нам, пастырям. Забыть свои самонадеянность, ум, ученость и силы и дать место Благодати Божией… Теперь время суда… Нам ли, христианам, да еще иереям, не проявлять подобного мужества даже до смерти, если есть сколько-нибудь веры во Христа, в жизнь будущего века!»

Суд над сщмч. Вениамином Петроградским и иже с ним. 3-е клеймо иконы Собора новомучеников и исповедников Российских из Храма Христа Спасителя.

Память и почитание

Ни блеском церковного красноречия, ни остротой богословского ума не отличался приснопамятный Вениамин, но это не помешало ему оставить по себе память одного из любимых и популярных архипастырей. Одна его чисторусская внешность располагала к себе. Простое открытое лицо, круглое с румянцем на щеках и длинной русой бородой. Был он прост, доступен и приветлив. Говорят, что в ранние годы мечтал об исповедничестве. Временами в обществе он был молчалив и с ним трудно было поддерживать беседу.

В обновленческом журнале «Сибирская Церковь» (№ 2 за 1922 год, с. 15), пытались очернить митрополита Вениамина даже после его кончины, а в 1928 году в обновленческом журнале «Вестник Св. Синода Православной Церкви» № 5, с. 5 через шесть лет после смерти упоминают митрополита Вениамина, как сочувствовавшего обновленческому течению. Все эти данные, конечно, не были подтверждены и личность митрополита Вениамина (Казанского) осталась незапятнанной.

Постановлением Президиума Верховного Суда РСФСР от 31 октября 1990 года приговор Петроградского ревтрибунала от 5 июля 1922 года и определение кассационной коллегии Верховного трибунала ВЦИК от 26 июля того года были отменены и уголовное дело производством прекращено за отсутствием в действии обвиняемых состава преступления.

Митрополит Вениамин был канонизирован на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви весной 1992 года. На Никольском кладбище в Александро-Невской Лавресвященномученику был установлен кенотаф. На иконе Собора новомучеников и исповедников Российских, написанной к их общему прославлению в 2000 году, на третьем клейме был изображен суд над священномучеником Вениамином и иже с ним, причём святитель показан благословляющим в ответ на неправедный приговор.

Молитвословия

Тропарь, глас 1

Светильник всесветлый во граде святаго Петра явился еси, пастырю добрый, священномучениче отче Вениамине. Любовь и милосердие в сердцах верных насаждая, благотворити призывал еси терпящим глад и нищету. Сего ради и мы к тебе прибегаем и с верою вопием ти: моли Милостиваго Бога, отечество наше в Православии и благочестии утвердити, мир Церкви даровати и душам нашим велию милость.

Кондак, глас 6

От юности иго Христово на рамо взем, истинный страж Православныя Церкве явился еси, священномучениче Вениамине. Клевету, узы, страдания и суд неправедный от беззаконных мужественне претерпевая, святыню церковную на поругание не предал еси. Темже и Христос даром терпения и любве тя исполни, во еже пред мученическою кончиною со благодарением взывати: за вся, Господи, слава Тебе.

Величание

Величаем тя, священномучениче Вениамине, и чтим святую память твою, ты бо молиши за нас Христа Бога нашего.

Труды

Литературное наследие митрополита Вениамина невелико. Опубликовано несколько его проповедей и слов. В петербургский период его деятельности в газетах не раз отмечалась популярность его проповедей среди народа, иногда они печатались в кратком изложении. Интерес представляют сохранившиеся в архивах резолюции митр. Вениамина на журналах заседания Петроградского епархиального совета и др. материалах.

Сочинения:

  • Преосв. Аркадий, еп. Олонецкий: Канд. дис. // Олонецкие ЕВ. 1899-1900 (отд. изд.: Петрозаводск, 1900);
  • Беседа, произнесенная в день закладки церкви: Закладка нового семинарского храма // Самарские ЕВ. 1902. № 10.

Награды

  • ордена Российской империи св. Анны 1-й (1914) и 2-й (1904) степени, св. Владимира 3-й (1911) и 4-й (1907) степени

Литература

  • Архив УФСБ РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской обл. Д.П-89305.
  • Журналы заседаний Совета СПбДА за 1896/97 учеб. г. СПб., 1897. C. 338-339;
  • Евлогий (Георгиевский), митр. Путь моей жизни. П., 1947. С. 101, 386-387;
  • По Северной России: Дневник воспитанников Самарской ДС за время летней поездки 1903 г. // Самарские ЕВ 1903. № 21. С. 998-1009; № 23. С. 1101-1125; № 24. С.1159-1183; 1904. № 1. С. 11-33; № 3. С. 221-236; № 4. С. 258-281; № 5. С. 315-338; № 6. С. 367-384; № 7. С. 405-431; № 8. С. 462-478;
  • Наречение и посвящение ректора СПбДС архим. Вениамина во епископа // Изв. СПб епархии. 1910. № 3. С. 17-19;
  • Постановление Президиума Верховного суда РСФСР от 31 окт. 1990 г. // НиР. 1991. № 5. С. 5-9;
  • Рязанов Д. Б. Выступление на заседании Президиума ВЦИК 3 авг. 1922 г.: Вступ. ст. Я. Г. Рокитнянского // Вестн. РАН. 1992. № 4. С. 103-121;
  • Шкаровский М. В. Два эпизода борьбы с Церковью в Петрограде // Звенья: Ист. альманах. М.; СПб., 1992. Вып. 2. С. 556-579 [с. 565-566 — письмо Зиновьеву];
  • Чельцов М. П., прот. В чем причина церк. разрухи в 1920-1930-х гг. / Публ. В. Антонова // Минувшее. 1994. [Вып.] 17. С. 411-473;
  • он же. Воспоминания смертника о пережитом. М., 1995;
  • он же. Когда отменили расстрел:: Письма к жене из заключения / Публ. В. В. Антонова // Минувшее. СПб., 1998. [Вып.] 24. С. 381, 382, 391, 395, 405, 406, 410, 427, 434;
  • Политбюро и Церковь. Кн. 1-2;
  • Бовкало А. А. После ареста св. митр. Вениамина: Несколько док-тов 1922 г. // История СПб епархии: Храмостроительство и приходская жизнь: Мат-лы конф. 22-23 окт. 1997 г. СПб., 1999. С. 120-129;
  • Следственное дело Патр. Тихона. М., 2000;
  • Петров С. Г. Документы делопроизводства Политбюро ЦК РКП(б) как источник по истории Русской Церкви (1921-1925 гг.). М., 2004. Кассиан [Безобразов], еп. Родословие духа // ПМ. 1949. Вып. 7. С. 7-16;
  • он же. Процесс митр. Вениамина // РМ. 1949. № 145, 153, 161;
  • Дамаскин [Орловский], иером. Свидетель истины // ЖМП. 1990. № 12. С. 31-34;
  • «Дело» митрополита Вениамина: (Петроград, 1922 г.). М., 1991;
  • [Бовкало А., Галкин А.]. Митр. Вениамин (Казанский). Краткая биография // ХЧ. 1991. № 6. С. 5-8;
  • они же. Священномученик митр. Вениамин // С.-Петербургские ЕВ. [1994]. Вып. 11. С. 65-71;
  • Родился сын Василий… // Веч. Петербург. 1995. № 148. 14 авг.;
  • они же. Студенческие годы св. митр. Вениамина в СПбДА // ХЧ. 1997. Вып. 14. С. 80-87;
  • они же. Св. митр. Вениамин и Петроградский Богословский ин-т // Ежег. Богосл. конф. ПСТБИ: Мат-лы. М., 1999. С. 350-356;
  • они же. Род Казанских в истории Олонецкой епархии // Святые и святыни северорус. земель: (По мат-лам VII науч. регион. конф.). Каргополь, 2002. С. 5-17;
  • Антонов В. В. Приходские правосл. братства в Петрограде (1920-е гг.). // Минувшее. М.; СПб., 1994. Вып. 15. С. 424-425;
  • Нежный А. Плач по Вениамину: Докум. повесть // Звезда. 1996. № 4. С. 42-82; № 5. С. 76-134;
  • Бовкало А. А. Св. митр. Вениамин в послереволюционные годы по архивным док-там и воспоминаниям // Ежег. Богосл. конф. ПСТБИ: Мат-лы. М., 1999. С. 306-314;
  • Вострышев М. Митр. Петроградский и Гдовский Вениамин // ЖМП. 1993. № 2. С. 37-43;
  • Коняев Н. Священномученик Вениамин, митр. Петроградский. СПб., 1997;
  • Ореханов Г., свящ., Кривошеева Н. А. Дело митр. Вениамина (Казанского). К 80-летию процесса // Ежег. Богосл. конф. ПСТБИ: Мат-лы. М., 2002. С. 200-209;
  • Кривошеева Н. А. Роль Н. А. Боярского в процессе сщмч. Вениамина (Казанского) // Там же. С. 209-216;
  • Шкаровский М. В. Александро-Невское братство, 1918-1932 гг. СПб., 2003.
  • «Церк. Вед.» 1910, № 24, с. 263.
  • -«- 1911, № 50, с. 416.
  • -«- 1914, № 12, с. 96.
  • -«- 1917, № 35, с. 295.
  • «Приб. к «ЦВ» 1910, № 5, с. 208.
  • -«- 1914, № 25, с. 1122.
  • -«- 1918, № 5, с. 200.
  • «ЖМП» 1959, № 11, с. 39.
  • Булгаков, с. 1412.
  • «Сибирская Церковь» (обновленч.) 1922, № 2, с. 15.
  • «Вестн. Свящ. Син. Прав. Церкви» (обнов.), 1928, № 5, с. 5.
  • «Состав Св. Прав. Всер. Син. и Рос. Церк. Иерархии на 1917 год», с. 28-29.
  • M. Pol’skij Novye muceniki I, 25-57; 58-65; 179.
  • Joh Chrysostomus, Kirchegeschichte I, 161 u.a., II, 94, 186, 187, 198, 239, 240; III, 20, 82, 91, 115, 157, 158, 247.
  • Regel’son 286, 294, 299, 310.
  • A. Levetin-V Savrov, Ocerki po istorii I, 67ff., 100ff., 112, 114, 274-292.
  • Struve 27, 39f., 85, 129, 161, 167, 170, 503, 509.
  • N. Rklickij, Zizneopisanie VI, 70.
  • Польский М., протопресв. Новые мученики Российские. М., 1994. Репр. воспр. изд. 1949–1957гг. (Джорданвилль). Ч.1. С.25–65.
  • Польский М., протопресв. Новые мученики Российские. М., 1994. Репр. воспр. изд. 1949–1957гг. (Джорданвилль). Ч.2. С.289–295.
  • «Дело» митрополита Вениамина: (Петроград, 1922г.). М.: Студия «ТРИТЭ»: Российский архив, 1991.
  • Состав преступления отсутствует// Наука и религия. 1991. N 5. С.4–13.
  • Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917–1943: Сб. в 2-х частях/ Сост. М.Е. Губонин. М., 1994. С.849–850.
  • Деяния Священного Собора Российской Православной Церкви 1917–1918гг. (Документы. Материалы. Деяния I-XVI). М., 1994. Репр. воспр. изд. 1918г. Т.1. С.65.
  • Именной список ректорам и инспекторам духовных академий и семинарий, преподавателям духовных академий и монашествующим преподавателям духовных семинарий на 1907г. СПб., 1907. С.107.
  • Мануил (Лемешевский В.В.), митр. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 гг. (включительно). Erlangen, 1979–1989. Т.2. С.142–145.
  • Состав Святейшего Правительствующего Синода и Российской церковной иерархии на 1917 год. Пг., 1917. 384с. С.28–29.
  • Цыпин В., прот. История Русской Православной Церкви, 1917–1990. М., 1994. С.50–55.
  • Синодик гонимых, умученных, в узах невинно пострадавших православных священно-церковнослужителей и мирян Санкт-Петербургской епархии: ХХ столетие. СПб., 1999. С.1.
  • Цыпин В., прот. История Русской Церкви, 1917–1997. Т.9. М., 1997. С.29,32,33,41,49,73,74,83–91,100,108,112,130,165,190,205,368,424,503,510,618,632,645.
  • Синодик гонимых, умученных, в узах невинно пострадавших православных священно-церковнослужителей и мирян Санкт-Петербургской епархии: ХХ столетие. 2-е издание дополненное. СПб., 2002. 280с. С.6.
  • Санкт-Петербургский мартиролог. СПб.: Изд-во «Миръ», «Общество святителя Василия Великого», 2002. 416с. С.6.
  • За веру Христову: Духовенство, монашествующие и миряне Русской Православной Церкви, репрессированные в Северном крае (1918–1951). Биографический справочник/ Сост.: С.В. Суворова. Архангельск, 2006. 688с. С.87.

Использованные материалы


[1]  Игумен Дамаскин (Орловский) «Жития новомучеников и исповедников Церкви Русской. Июль. Ч.2» Тверь. 2016. С. 167-353. http://trezvenie.org/new/library/1471097266.pdf

[2]  Петрозаводск, 1901; рец. проф. П. С. Смирнова — ИВ. 1902. № 9. С. 999-1001

[3]  Самарские ЕВ. 1902. № 9. С. 399

[4]  Самарские ЕВ. 1902. № 10. С. 498

[5]  Петроградский листок. 1917. № 128. С. 2

[6]  ПрибЦВед. 1918. № 1. С. 25

[7]  РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Ед. хр. 50. Л. 13

[8]  РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Д. 11. Л. 66

[9]  Письма Патриарха Алексия своему духовнику. М., 2000. С. 235

[10]  РГИА. Ф. 831. Оп. 1. Ед. хр. 13. Л. 105

[11]  РГИА. Ф. 815. Оп. 14. Д. 114. Л. 4

[12]  цит. по: Коняев. С. 52

[13]  Политбюро и Церковь. Кн. 2. С. 180

Документ из школьного архива

А пятьдесят лет назад…

Сегодня у нас есть повод вспомнить Пушкинскую школу. Этот чудом сохранившийся листочек, с отпечатанным под копирку отчетом о работе музея о многом говорит!
  Отчет

о работе музея школы им. А.С. Пушкина

за период с 15/IV – по 5 июня 1970 г.

Школьный музей называется им.В.И. Ленина или музей революционной, боевой и трудовой славы. В музее работа ведется по 6 стендам. Они называются: «Ленин жил, Ленин жив, Ленин будет жить»,  «Ленин и вооруженные силы»,  «Ленин и комсомол», «от Авроры до Венеры», «Наша родная школа», «Наш родной Север».
К каждому стенду имеется много альбомов, пособий, поделок, изготовленные самими учащимися. Собран богатый материал о выпускнице нашей школы Нины Томиловой, замученной в гитлеровском концлагере. В музее работает ленинская библиотека. Всю работу музея возглавляет совет музея, состоящий из 28 человек. Среди них директор, заместитель директора музея, два библиотекаря, поисковая группа, группа экскурсоводов. Поисковая группа собрала материал о первых комсомольцах города Няндомы, об учителях участвовавших в Великой Отечественной войне. За эти полтора месяца проведено организовано 28 экскурсий, посетило музей 1017 экскурсантов, обслуживали их группа экскурсантов.
18 экскурсий было по теме: «Ленин и вооруженные силы», «от Авроры до Венеры», эти темы рассказывали экскурсоводы: Мамонтов С., Белуха  К., Коршунов М., Теплухин В., Попов А., Аншуков С. 3 экскурсии были по теме «Наш родной Север», эти темы рассказывали экскурсоводы: Антонова Л., Паршункова Н., Две экскурсии состоялись по теме «Ленин и комсомол» по этим темам вели экскурсии Буркова Галя, Заболотних Л., 5 экскурсий было по теме «Общее знакомство с музеем по всем темам».

Мы приводим отчет точно по тексту, как и положено по музейным правилам. Его продолжение,   очевидно, было на следующем, не сохранившемся листке. Документ к нам попал случайно, вместе  со старыми папками для оформления портретов (фото-паспарту) и несколькими грамотами  учителя Пушкинской школы Осипова Владимира Николаевича. Какое — то время все это лежало у соседа по улице, пожалевшего  учительские папки с бумагами, выброшенные на улицу. Сохранившийся листок с отчетом  из жизни школьного музея для  многих не только возможность окунуться в счастливые годы, но и увидеть пропасть между нами сегодняшними и теми, что остались в прошлом. Как много еще предстоит нам с вами узнать! Будьте внимательнее к своим архивам, не спешите бросать в печь запыленные тетрадки, письма и открытки, фотографии, дневники- возможно, они станут ключом к новым открытиям!

В 2019 году, 14 марта, исполнилось 130 лет с начала педагогической деятельности патриарха начального образования, лепшинского учителя Ивана Кузьмича Корехова. А 5 мая минуло 80 лет указу Президиума Верховного Совета Союза ССР, которым он был удостоен высшей награды страны — ордена Ленина. Так отметили 50-летие его педагогической деятельности и выдающиеся успехи в деле школьного обучения и воспитания детей, отличную постановку учебной работы и активное участие в общественной жизни деревни. Вручал орден в Кремле глава государства М.И. Калинин. В ознаменование круглых дат, связанных с деятельностью учителя, 7 сентября 2019 года состоялось торжественное открытие мемориальной доски в память об Иване Кузьмиче Корехове в Ступинской основной школе, что в Няндомском районе. Этой школе он отдал более полувека своей жизни. Иван Кузьмич был одним из первых учителей из крестьян — уроженцев волостей Каргопольского уезда, которые впоследствии составили Няндомский район, и первым учителем-орденоносцем в этом районе. Тернистым был путь патриарха начального образования к учительству. Родился он 24 июня (6 июля) 1867 года в деревне Яковлевской лепшинского прихода, находившегося в самом дальнем северо-восточном углу не только Каргопольского уезда, но и всей Олонецкой губернии. Девятилетний Ваня оказался в числе первого набора учеников лепшинского сельского училища, открытого каргопольским земством. Размещалось оно в доме его отца Кузьмы Корехова. По окончании в 1880 году училища в числе трёх первых выпускников Ваня решил стать учителем. В этом сына поддерживал и отец. Поступить в учительскую семинарию тогда можно было только после усвоения программы второго класса двухклассного училища. В Каргопольском уезде в те годы для крестьянских детей было только одно двухклассное училище, которое находилось в селе Архангело. Это в 150 верстах от деревни. Половина пути была бездорожьем. Добраться до него в летнее время при отсутствии дорог было весьма проблематично. Да и содержать там сына было по карману далеко не каждому крестьянину. Оставшись дома, Ваня ещё три зимы брал уроки у менявшихся в их училище земских учителей по программе второго класса двухклассного училища. В 1883 году, в возрасте 16 лет, Иван Корехов в сопровождении отца отправился поступать в ближайшую учительскую семинарию в город Вытегру. Как они ни спешили, но всё же опоздали к началу вступительных экзаменов. Тем не менее, Ивана допустили к испытаниям, с которыми он не справился. Знаний, полученных самостоятельно, для поступления оказалось недостаточно. Однако приёмная комиссия признала возможным принять его на годичные подготовительные курсы, организованные при семинарии, с получением стипендии от земства. Окончив курсы, он выдержал вступительные экзамены и поступил в учительскую семинарию, которую через четыре года успешно окончил. После выпуска Ивана Кузьмича из семинарии в июне 1888 года возникла проблема с трудоустройством. Вакансию учителя он ждал более полугода и приступил к работе в училище у себя на родине лишь 14 марта 1889 года. Тяжела была работа, особенно в первые годы учительства. Приходилось заниматься в крестьянских избах, зачастую тёмных, низких, сырых и тесных. Жалованье было небольшое. В 1896 году был соблазн перейти на более выгодную работу: пригласили чиновником на строящуюся железную дорогу Вологда- Архангельск. Предлагаемое жалованье было заманчивым, а он к этому времени был уже женат. Но любовь к работе с детьми пересилила, и он остался в школе. До Октябрьской революции И.К. Корехов прослужил учителем 29 лет. Почти ежегодно за образцовое отношение к своим обязанностям он поощрялся денежными премиями. За усердный преподавательский труд с отличными успехами был награждён двумя серебряными медалями «за усердие»: на Александровской ленте для ношения на груди и на Владимирской ленте для ношения на шее.  За выдающиеся труды по народному образованию 25-летию педагогической деятельности в родном училище ему было присвоено звание потомственного почётного гражданина. Тем не менее, Иван Кузьмич с радостью принял революцию, которая открывала широкие возможности для творческой работы и участия в общественной жизни. Он стал самым активным общественником в лепшинском сельсовете. По его инициативе был открыт первый потребительский кооператив в лепшинских деревнях, в работе которого он принимал активное участие. С 1918 по 1924 годы существовала самостоятельная лепшинская волость. В ней учитель Корехов избирался заместителем председателя волостного исполнительного комитета. В те первые годы советской власти под руководством отца начали педагогическую деятельность в школах лепшинской волости дочери Ивана Кузьмича – Александра и Анастасия. Около двух десятков лет Иван Кузьмич являлся членом президиума сельсовета и членом ревизионной комиссии потребкооперации. В период выборов в Верховные Советы СССР и РСФСР работал агитатором и членом избирательной комиссии лепшинского сельсовета. Учитель Корехов пользовался большим авторитетом не только у учащихся, но и среди населения Это доверие было заслужено упорной работой в школе и на селе. В 1939 году непартийный большевик И.К. Корехов был выдвинут кандидатом в депутаты Няндомского районного Совета. Иван Кузьмич Корехов был из плеяды советских педагогов, чьи воспитанники победили в Великой Отечественной войне, разгромив фашистских захватчиков и освободив народы Европы от коричневой чумы. За более чем полувековой стаж непрерывной работы в школе он воспитал три поколения жителей лепшинских деревень. Его ученики стали учителями, агрономами, инженерами, врачами, офицерами…. Среди них были десятки руководителей партийных, советских и хозяйственных организаций, работавших на различных участках социалистического строительства. На открытие памятной доски учителю в качестве гостей приехали глава района Александр Кононов, руководитель МО «Шалакушское» Андрей Зубов, директор Шалакушской средней школы Татьяна Субботина, автор этих строк и один из потомков большого рода Кореховых Владимир Леонидович Корехов, проживающий в Москве. Церемонию открыл самый активный житель Архангельской области, депутат муниципального Совета МО «Шалакушское» Василий Анатольевич Астахов, один из инициаторов установки памятной доски. В выступлениях гостей прозвучали слова благодарности в адрес тех, кто помог с изготовлением мемориального знака, а также жителей деревни Ступино, которые радеют за развитие местной школы.

В.Л. Корехов вручил подарок Ступинской школе – репродукцию картины художника Бориса Кустодиева«Земская школа в Московской Руси», которую удалось ему найти лишь в одном из магазинов Санкт-Петербурга. Советская школа играла важную роль в воспитании гражданина и патриота. Профессия педагога в Советском Союзе была одной из самых уважаемых. Учитель передавал ученикам не только необходимые знания, но во многом определял будущую личность. Установка мемориальной доски учителю – это не только дань памяти, но и напоминание о необходимости перенимать всё лучшее из практики педагогов прежнего времени.

                учитель   И.К. Корехов (1867-1947г.г.)                             Известия Русского Севера         © В. Сметанин,