Все записи автора admin

От ПаЛеОзОя до наших дней

Знаете ли вы, что в нашем фонде есть экспонаты , которым не меньше миллиона лет? Это камни.

Вчера к нам поступила   коллекция камней .Когда то их собирал известный всем в Няндоме краевед и фотограф Швецов Анатолий Иванович. Камни были изначально переданы в Няндомскую центральную районную библиотеку  , а теперь стали достоянием нашей коллекции.

Причудливой формы, разной фактуры и размеров , некоторые из них просто уникальны потому, что являются палеонтологическими редкостями, некоторые из них содержат оттиски древних живых организмов, раковин.  

Мы порой сами не знаем, какой камень можем пнуть ногой на улице. Возможно стоит присмотреться, а вдруг это древний артефакт) Ждем новых экспонатов и новых открытий!

Раковина брахиопода (морское беспозвоночное животное) –обитательницы  морской фауны палеозоя. 
Окаменелые кости. 
Древний моллюск , обнаруженный в обломке камня.
 
Окаменелая округлость очень похожа на глазное яблоко. 
Слои различных каменных пород изумляют своей красотой. 

Скелеты в сундуке

Несколько дней назад в краеведческий центр от семьи Вавиловых в дар поступил очень любопытный, неплохо сохранившийся деревянный сундук.

Монументальный, добротный, окрашенный оранжевым кадмием, со всех сторон оббитый металлическими полосами с изящной узорной чеканкой в виде растительного орнамента. Крышку сундука мастер покрыл жестью, усилил дополнительными накладками в углах, в виде квадратных пластин с цветочными розетками. Метровый в длину и более полуметра в ширину сундук мог служить местом для сна, а внутри было достаточно пространства для хранения целого гардероба.

Так как экспертов по сундукам у нас пока нет))), мы обратились к интернету. Сравнивая фотографии старинных сундуков решили, что рисунок, выполненный на жести похож на работу Невьянских мастеров с Урала. К сожалению, о новом экспонате больше ничего не было известно, но нам очень хотелось узнать историю сундука , когда он родился и кому пригодился. Открыв крышку, обнаружили, что стенки его оклеены толстым слоем бумаги. Видимо со сменой хозяйки или просто со временем его подновляли очередным слоем газет. Очевидно, что каждый такой слой определяет период времени и место, по которому можно попытаться определить когда и где жили его хозяева!

Вот тут и началось наше расследование! Аккуратно снимая небольшими кусками слой за слоем, а верхним был ряд «Комсомольской правды», «Аргументов и фактов», «Советской России» 1991года, дошли до печатного издания 1903 года. Конечно, время и хороший клей сделали свое дело и каждый, более старый слой, поддавался труднее. Потом обрывки соединяли, пытаясь найти названия и года их выпуска. И все-таки из вороха грязных потрепанных бумаг нам удалось сделать предположения. Неизвестно, кто и где приобрел сундук, сопровождал ли он хозяев в странствиях по городам и весям , но чудом сохранившаяся сбоку бумажная багажно-почтовая этикетка со штампом, позволяет предположить, что объект нашего внимания когда-то путешествовал « Изъ Москвы в Бородино». Расследование доказало, что наше первое предположение о возрасте сундука оказалось ошибочным. Вряд ли новенький сундук стали бы оклеивать. Сохранившийся первый слой московской печати 1903 года доказывает, что первые его хозяева жили в Москве в конце 19 века, а может и раньше, и читали «Новости дня» .

Немного информации о газете из интернета: *** «Новости дня»- политическая, общественная, литературная газета» — издавалась в Москве в1883 (с 1 июля) — 1906 (по 9 июля).Основное место занимали объявления. Информация распределялась по рубрикам: Петербург, Провинция, Суд, Торговые известия, Спорт, Городские происшествия. Были отделы: Театр и музыка, Наша печать. ***

Далее обнаружился слой газет «Правда Севера» выпуска октября 1951 г, возможно в этот период семья уже переехала на север. Следующим был слой газет 1951 года, издательства «Северный путь» политотдела Северных железных дорог. Дальнейшая находка — слой тетрадных листов по химии и математики ученицы Пушкинской школы Валентины говорит, что сундук к этому получил прописку в Няндоме. Так была подписана обложка одной из тетрадей, к сожалению, сохранившийся обрывок оказался без фамилии. Вот и закончилось наше исследование-расследование))) Возможно наши предположения не таки верны, но было очень интересно, поэтому мы решили поделиться открытиями с вами. Ждем новых встреч и новых тем.

С удовольствием приводим ниже фотографии некоторых уцелевших обрывков газет.


Дама сдавала в багаж…

В известном стихотворении Самуила Маршака

Дама сдавала в багаж

Диван,

Чемодан,

Саквояж,

Картину,

Корзину,

Картонку….

   Что мы берем в дорогу отправляясь в поездку? Обычно спортивную сумку или рюкзак. А раньше верным спутником в дороге был сундук. Богатые люди брали с собой в путешествие целые обозы с утварью, посудой, одеждой.

   Технический прогресс с возможностью путешествовать на поездах и судах подтолкнул человека на изобретение более удобной и компактной «тары». Так французский мастер-дизайнер Луи Вюиттон  в 1858 г. на рынке представил  первые штабелируемые и водонепроницаемые дорожные сундуки — чемоданы, с внутренними  отделениями для аксессуаров. Мастер даже придумал, как защитить содержимое багажа от грабителей уникальным замком с двумя пружинами, который с успехом используется по сей день.

    Небогатые люди путешествовали с корзинами, коробами, плетенными из дранки, бересты или ивовых прутьев, так как они были дешевле деревянных.

    В «картонках», так называли картонные коробки, перевозили шляпы и шляпки.

    Большие огромные чемоданы-кофры, которые изготавливались из прессованного картона, пользовались популярностью у зажиточных людей, отправляющихся путешествовать за границу или на отдых, ведь кофра вмещала в себя целую гардеробную.

    В моде были саквояжи, которые шились сначала из ковровых тканей, затем из кожи. Саквояжи полюбились командировочным, учителям и врачам. 

    Пассажиры, путешествующие первым и вторым  классом, имели с собой дорожный несессер, с множеством отделений для мелких предметов гигиены, косметики, шитья, рукоделия и т.д. В нем могли перевозить сотни таких вещиц.

   В дорожных шкатулках-секретерах возили приспособления для письма, они имели и тайные отделения для важных бумаг.

   Интересно, что известный ученый-химик Д. И. Менделеев увлекался изготовлением дорожных сумок, которые с удовольствием покупали у знаменитого человека. Хобби ученого не пропало, даже когда он ослеп.

   В конце 19-го века, начале 20 –го века в России существовали кустарные мастерские, где изготавливались небольшими партиями  дорожные чемоданы, ящики и сундуки. Деревянное основание чемоданов, которое изготавливали из сосны, оббивали кирзой. Позднее дерево заменили легкой и дешевой фанерой. Затем основным материалом стала фибра — прессованный картон, изготавливаемый по особой технологии. Поверх основания натягивалась кожа или ткань, прикреплялась ручка, застежки-замки.  Для придания прочности чемоданы оббивались металлическими уголками.

Музейный фонд постоянно пополняется старинными предметами, в том числе сундуками и чемоданами.  Разнообразные по форме, технике изготовления и материалу они рассказывают о жизни маленькой станции, ее людях. Со временем, набитые ненужными вещами и фотоальбомами, чемоданы пылятся на антресолях и чердаках, возможно их пора отнести в музей, чему мы будем очень рады.

Дорожные чемоданы 1960-70-е, изготовлены в СССР
Деревянный чемодан – саквояж, конец 19-го – начало 20-го в.в.
  Легкий фанерный чемодан-шарманка, первая треть 20-го века. С ними отправлялись в рейсы железнодорожники. Слева внизу чемодан из натуральной кожи начала 20-го века, предположительно изготовлен в Германии.
Конец 19 –середина 20- го веков. От плетеной корзины –до портфеля из кожзама.

Большое спасибо Вавиловым Клавдии Яковлевне и Владимиру Ивановичу за подарок, а Пименовой Людмиле Николаевне  за сотрудничество и помощь!   У нас появился старинный деревянный окованный сундук, пополнился архив документов и фотографий.

Фото. Металлические ленты по краю крышки сундука украшены  изящной чеканкой .

III всероссийский фестиваль «Архитектурное наследие — 2020»

В прошлом номере газеты мы кратко сообщали о том, что делегация Архангельской области, в которую вошли представители Няндомского района, приняла участие в III всероссийском фестивале «Архитектурное наследие — 2020». Целью этого значимого  мероприятия является поиск и выявление лучших примеров сохранения и приспособления к современным условиям памятников архитектуры и исторической градостроительной среды России. Своими впечатлениями о поездке на санкт-петербургский форум поделилась научный сотрудник краеведческого центра «Дом Няна» Елена Кузнецова.  

— В наше время трудно кого-либо удивить масштабом разнообразием мероприятий, но этот фестиваль стал для нас, представителей Няндомы, поистине настоящим событием. Там обсуждался широкий спектр тем, касающихся сохранения и рационального использования памятников архитектуры, исторического ландшафта и градостроительной среды. Все это тесно переплетается с работой нашего краеведческого центра, по сохранению и продвижению исторической застройки, осуществляющейся при поддержке федеральных, региональных и муниципальных органов власти. 

В форуме приняли участие жители Москвы и Санкт-Петербурга, Вологды, Вытегры, Архангельска, Свердловска, Красноярска. В северную столицу прибыли команды из Татарстана, Азербайджана и Дагестана. Фестиваль проходило в красивейших местах исторического центра Петербурга: на Большой Морской и Почтамтской, во дворцах и особняках А.А. Безбородко и А.А. Половцова. Там было организовано огромное количество выставок, деловых программ, круглых столов, лекций, презентаций, конференций и мастер-классов,  демонстрирующих лучшие проектные решения, а также строительные и реставрационные технологии. Все это объединило множество талантливых и компетентных специалистов, представителей международного профессионального сообщества и содействовало сотворению мира, в котором прошлое взаимодействует с настоящим во имя будущего! Задача не из простых, но мы встретили множество единомышленников, готовых ее решать.  

Презентацию об историческом центре Няндомы «Достопримечательное место» подготовили и провели специалисты из Архангельска Г.Я. Лаптева и А.В. Ивченко, а также архитектор, кандидат искусствоведения из Санкт-Петербурга, большой и верный друг нашего краеведческого центра Н.М. Петухова. Серьезная исследовательская работа, направленная на сохранение исторического квартала в нашем городе, а также предложения по его дальнейшему развитию были оценены по достоинству.  

За опыт работы с архитектурными памятниками дипломом Союза архитекторов России отмечен труд Архангельской инспекции по охране объектов культурного наследия. Дипломы за лучшие проектные решения по реновации территории и сохранению достопримечательного места станции Няндома вручены студенткам Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета Татьяне Курбаныязовой и Ксении Туровской. Награды эти заслуженные. На протяжении нескольких лет эти девушки под руководством Н.М. Петуховой принимали активнейшее участие в работе, связанной с сохранением исторического и культурного наследства нашего города.  

Все эти новости порадовали не только представителей архангельской делегации, но и московского архитектора М.В Нащокину, автора книги об архитекторе Кекушеве Л.Н., создателе проекта участка железной дороги Вологда- Архангельск, участвовавшую в фестивале с интересными докладом и лекциями.  

Фестиваль подвел итоги проделанной в регионах работы. Его участники получили возможность ознакомиться с методами и опытом лучших архитекторов, проектировщиков и достигнутыми результатами в различных муниципалитетах.  

Решением жюри в номинации «Региональные или муниципальные программы, направленные на сохранение объектов архитектурного и ландшафтного наследия» Гран-при фестиваля присужден авторскому коллективу Концепции устойчивого развития исторического поселения Казани. Золотой диплом достался конкурсантам из Вытегорского муниципального района Вологодской области Ю.А. Петровичу и А.В.Скресанову, представившим разработки администрации Вытегорского муниципального района и ООО «Северо-Западное инженерное предприятие». Серебряный диплом в студенческом конкурсе завоевал авторский коллектив Московского архитектурного института под руководством А.Б. Некрасова, А.А. Цыбайкина и К.Ю. Архиповой. Бронзовый диплом получила студентка Архитектурной школы МАРШ Анастасия Ульянова. Диплом за лучшее решение по воссозданию культурного ландшафта исторической застройки присужден авторскому коллективу Южного федерального университета под руководством В.А. Обручниковой и Ю.В. Андреевой. Дипломом за фундаментальный подход при реконструкции, приспособлении и сохранении объектов культурного наследия награжден авторский коллектив Воронежского государственного технического университета. Дипломами Союза архитекторов России отмечены работы авторских коллективов Сибирского государственного индустриального университета, Московского архитектурного института, Иркутского национального исследовательского технического университета и Школы Дизайна Высшей Школы Экономики. Все эти тина, награды, география участников и их статус лишний раз подчеркивают размах и значимость состоявшегося мероприятия.  

Приятно было наблюдать за церемонией награждения победителей — талантливых и работоспособных, верящих в мечту и любознательных, очень скромных и обаятельных. Хочется пожелать им здоровья и новых побед! А мы, сотрудники няндомского музея, делаем все для того, чтобы приблизить тот час, когда в историческом квартале начнется реставрация зданий и сооружений. Здесь должен появиться уголок России конца 19 века, века модерна, индустриализации, века Мамонтовых и Третьяковых, мечтателей и созидателей.   

Недавно открывшаяся в детской школе искусств выставка с уникальными фотографиями из фондов государственно-художественного и литературного музея заповедника в Абрамцево называется «Мы в долгу у народа». Это слова С.И. Мамонтова, строителя участка железной дороги от Вологды до Архангельска. Прошло сто лет и теперь наш долг перед Саввой Ивановичем сохранить появившийся благодаря ему уникальный квартал в нашем городе. Чтобы няндомцы могли знать и гордиться его историей. Это серьезная, не допускающая суеты работа. Поэтому всем нам следует набраться терпения и веры в то, что все у нас получится.  

От советского информбюро.

«Маленькая станция в северном краю…» Это строчка из стихотворения   1959 года  поэта-фронтовика Виктора Ивановича Федотова (1922 -2005). Перед войной он поступил в Литинститут. С первого курса ушёл в армию. Окончив в 1942 году Великоустюгское военное пехотное училище, находившееся во время войны в Каргополе, попал в морскую бригаду на Ленинградский фронт. Дважды был тяжело ранен. Литинститутский диплом получил в 1949 году. Одно время служил в авиации ПВО (противовоздушной обороны). Первую книгу стихов «Барьеры» с предисловием Василия Фёдорова выпустил в 1965 году. Второй сборник «Второе лето» напутствовал Б.Слуцкий. Из армии уволился в звании полковника в 1972 году.

Удивительным образом его, москвича, связала судьба с нашей станцией.   В стихотворении 1959 года описана история отправки 30 молоденьких лейтенантов на фронт и удивительное, нежное и трогательное воспоминание о Няндоме военного времени.  Вторая встреча с Няндомой состоится в 1944 году, когда его раненного привезут   на излечение  в эвакогоспиталь № 2515. Третья встреча будет в 1986 году, сюда он приедет с Виктором Суховским, московским литератором, уроженцем села Пежма Вельского района. Четыре дня будут продолжаться встречи с учащимися школ № 3 и №31, студентами медучилища и ПТУ №11, сельскими тружениками в Мошинском доме культуры, лесозаготовителями в Шалакуше, книголюбами и   работниками культуры в центральной районной библиотеке. Вероятно, эта встреча произошла благодаря переписке поэта с руководителем клуба «Северянка» Музой Васильевной Коноваловой и ребятами, участниками этого клуба.

Новую выставку к юбилею победы в Великой отечественной войне назвали мы «Маленькая станция в северном краю…», это попытка создания образа   Няндомы военного времени. Работа над созданием выставки – не только возможность показать предметы, имеющие отношение к теме, главное — создание атмосферы, настроения и духа времени. Работая над выставкой, мы опирались на стихотворение «Няндома» Федотова В.И. и на картину нашего земляка, заслуженного художника России Олега Александровича Бороздина (1929-2016 г.г) «От советского информбюро», находящуюся в Вологодской художественной галерее. На картине художник изобразил площадь у железнодорожного вокзала, узнаваемый силуэт крыши которого    виднеется в правом верхнем углу. На переднем плане мы видим стоящих   с грустными лицами женщин, стариков и детей, солдат в шинелях, слушающих сводку. На картине не собирательные образы земляков, а конкретные люди: мама и отец, сестра, себя художник рисует в центре композиции – подросток, опирающийся на столб с громкоговорителями. От этого картина становится еще проникновеннее, усиливая наши чувства, делая нас соучастниками происходящего.

Здесь, на вокзале собирались   послушать новости с фронтов.  Вокзал – место ожидания, сюда бежали родные в надежде увидеться и передать письмо, узелок с гостинцем; вокзал — место расставаний, проводов, вокзал – место встреч, сюда приходили санитарные эшелоны с раненными… не будем пытаться передать словами то, что вместили стихотворные строчки   

«Няндома».

Может, хватит, может, не надо бы

Больше писать стихов о войне,

Но я ни строки не сложил

о Няндоме — маленькой станции

                                  в северной стороне.

А было так, тридцать лейтенантов

С кубиками из жести

                                на петлицах зеленых

Прибыли в Няндому к коменданту:

-Долго ли ждать эшелона?

Комендант усмехнулся;

                               куда, мол, торопитесь,

Фронт не уйдет, не сбежит,

Пересчитал нас, как мебель по описи.

-Ждать неделю. В поселке жить.

И по–истребительски, попарно,

Разошлись ребята кто куда,

Через три минуты

                                 от шумевших парней

Не осталось и следа.

Няндома. Из досок тротуары,

Снегом занесенные дома,

Показалась ты мне очень старой,

И тебе к лицу была зима.

Древние вороны что-то каркали

Так, что с веток осыпалась наледь,

Не о том ли, как отсюда в Каргополь,

Ослепив, Болотникова гнали.

Может, смерть пророчили мне скорую,

Что им скажешь, вечным пустомелям.

Но знаком я был тогда со скорбью,

Радовался – впереди — неделя.

 -Думал, отгуляю свое, вдоволь,

А потом поеду воевать.

Чуть не в каждом доме

Нас встречали вдовы — юные, бедовые,

С ними ль горевать?

Тридцать лейтенантов на неделю канули,

Начинал тревожиться старый комендант,

Тридцать лейтенантов мутными стаканами,

 Может быть, впервые стучали о стакан.

А когда с Архангельска

                                  прибыл в срок обещанный

Воинский прокуренный,

                                                   жесткий эшелон,

На платформу с нами прибежали женщины.

Лязгнул, покачнулся, тронулся вагон.

На ходу мы прыгали в наш вагон товарный,

И заголосила Няндома вдогон

В тридцать раз сильнее Ярославны,

Тридцать лейтенантов ехали на фронт.

Были дни тяжелые,

                                              были просто адовы,

В сердце жизнь прорезала кривую колею.

Юной и красивой помню тебя, Няндома,

Маленькая станция в северном краю.

Федотов В.И.

Книги, полученные в дар от автора, находятся в Няндомской центральной библиотеке.

Национальная гордость великороссов

Военный билет Вострякова Ивана Осиповича появился в фондах Краеведческого центра несколько лет назад. Посетители могли видеть его на юбилейных выставках к Дню Победы.

Иван Осипович родился в 1901 году в д.Стегнеевская Каргопольского уезда. Во время Великой Отечественной войны был стрелком. Погиб в 1942 году под д.Петрищево Ленинградской области.

Такие документы, как этот военный билет, бесценны!

На 4 странице интересная запись: народность — великорос… В настоящее время термин «великоросс» не употребляется, но раньше, в Российской Империи, русский народ делили на великороссов, малоросов и белорусов. В научной среде бытует мнение, что основа великороссов носит финно-угорский и древнебалтийский характер. Согласно Всероссийской переписи населения 1897 года великороссы составляли 44,3% населения Российской Империи. Великороссы всегда осознавали себя ядром русского народа, существовало даже такое понятие как национальная гордость великороссов!

После революции 1917 года, по политическим соображениям, этничность «великоросс» была упразднена, а малоросы и белорусы были выведены в отдельные народы…

Наша память хранит те мгновенья о прошлом…

В краеведческом отделе Няндомской центральной библиотеки хранится уникальный снимок 1937 года:

Военный учетный пункт (В.У.П.) в 1930-40-е г.г. располагался на окраине Няндомы. Здесь проходили начальную военную подготовку те, кто призывался в ряды РККА. Отсюда уходили на Финскую войну, здесь готовились к отправке на фронт в Великую Отечественную… К сожалению, документов той поры практически не сохранилось, но в семейных альбомах иногда можно встретить настоящие раритеты! Например, вот такие фотографии, которыми поделилась Галина Ивановна Ильина, пополнили электронную коллекцию Краеведческого центра:

казарма, снимок 1935 года

Вот, что вспоминает Анна Федоровна Пинаева, которая жила неподалеку: «Казарма представляла собой длинный барак из досок и опилок. Основное здание — рубленое, к нему был пристроен клуб, в нем «катили» кино. Штаб располагался в отдельном здании, там заседала призывная комиссия. Призывники были из Няндомского, Каргопольского и Приозерного районов. На время призыва открывали буфет, там продавались очень вкусные пирожки…».

В 1962 году здание реконструировано и передано под восьмилетнюю школу:

«От героев былых времен…»

7 октября 1941 года приказом НКО СССР № 330 для военного времени был введен новый образец красноармейской книжки с фотографией владельца (до того рядовым и младшим командирам Красной Армии выдавали книжки образца 1918 года. Эта книжка представляла собой немного измененную солдатскую книжку, которой пользовались еще в 19-м веке: в нее заносились сведения о жаловании, пособиях, отпусках, штрафах, получении вещевого довольствия, печаталась масса полезных сведений для военнослужащего…)


Отправка на фронт без красноармейских книжек строго запрещалась! У убитых и умерших от ран красноармейцев книжки изымались и передавались в штаб части или лечебного учреждения, где на их основании составлялись списки безвозвратных потерь личного состава.

Объем новой книжки составлял 12 страниц (в старом образце — 116, 80 из которых отводились под базовые положения Конституции РСФСР, некоторых декретов советского правительства, текст военной присяги, а также некоторые приказы Народного комиссариата по военным делам и различные памятки: «Заповеди красноармейца», «Помни, товарищ-красноармеец!»…), размеры книжки при развороте (см) — 16 х 11, обложка — картонная светло-синеватого цвета, звезда на обложке — красная (тиснением или окрашиванием), цвет шрифта — черный, записи велись чернилами, размер фотографии 3,5 х 4.

Разумеется, обеспечить за короткое время миллионы солдат новыми красноармейскими книжками было невозможно. Тем более, в немыслимых условиях 1941 года… Поэтому до лета 1942 года продолжали выдавать книжки старого образца, а проблема фотографирования так и не была решена до конца войны…

Красноармейская книжка Валова Павла Яковлевича, призванного на фронт в 1942 году Няндомским РВК.