Архив рубрики: Фонды

Полотенце. 100 лет назад.

Сегодня поговорим о старинном северном полотенце.

Размер, узоры, цвета  для полотенец мастерицы  выбирали не случайно/длина некоторых, например, доходила до четырёх метров /

Каждое полотенце играло свою роль и предназначалось для определенного обряда или события. Названия полотенец говорило само за себя, например  «рукобитное полотенце», «свадебное полотенце».На Пасху и Троицу красивыми полотенцами украшали  березки, в избах: божницу, зеркало, окна и стены.

Ткали и вышивали специальные полотенца-обереги, обыденные полотенца, которые, как люди верили, спасают их от стихийных бедствий: пожаров, наводнений, засухи.

Полотенцами расплачивались за работу.

Мать дарила самое нарядное полотенце сыну, уходящему в рекруты.

Невеста к свадьбе готовила своими рученьками до 40 полотенец для одаривания родни жениха.

Особым полотенцем обтирали и заворачивали новорожденного.

Полотенца весили  на обетные кресты на росстанях, несли в качестве завета в часовни.

Очень важная была роль у полотенца и в похоронных традициях наших предков.

Язык старинной вышивки — это как «система письма», с заложенной информацией.    

Детали в узорах несли определенную смысловую нагрузку/ кре­сты, ломаные кресты (свастика), ромбы, квад­раты, треугольники / Ромбы, например, это символы солнце-дней солярно — календарные знаки.

Более того, каждый род имел свои узоры, которые передавались из поколения в поколение.

В узорах северного полотенца, как правило, использовалось 3-4 цвета: красный, белый, чёрный и изредка жёлтый или синий. Ткались цветные узоры на разные случаи жизни: на рождение, на свадьбу выбирали узор либо красным цветом, либо белым по белому. На похороны и поминки — чёрным.

К сожалению, вышитые полотна пережили уже тех бабушек в северных деревнях, которые умели «читать» узоры.

В Архангельской области наиболее популярна вышивка со швами, выполняющимися по счету нитей ткани.Поэтому в ней прослеживается строгая симметрия мотивов в узоре и его расположении. 


Праздничное домотканое льняное полотенце. Архангельская область, д.Луги. Предположительно начало 20 века.

Одну и видов счетной вышивки мы видим на полотенце из фондов музея.

Вышивка «набор (брань) — это двустороннее скорое шитье, напоминающее по фактуре ткачество, потому что выполнение этого шва можно сравнить с движением челнока.  Выполняют его прямыми стежками различной длины (швом «вперед иглу») по счету нитей в зависимости от узора. На изнаночной стороне работы получается негативный узор.

«Малютка»

Именно под таким названием выпускали наборы елочных украшений с начала 60-х годов 20 -го века. Дети и взрослые с любовью и особым трепетом собирали маленькие пластмассовые елочки и наряжали их миниатюрными игрушками из стекла, цветного пластика, папье-маше.

«Малютку» изготавливалина фабриках вМоскве, Ленинграде, Ереване, с. Завидово Тверской области,г.ТеребовляУкраина и др.

В Москве наборы  изготавливала фабрика №2 БауманскогоРайпромтреста. Позже она стала называться «Фабрика стеклянных ёлочных украшений», а после перестройки в 1990гполучила название МПО «Иней».

Наборам присваивался порядковый номер.

Первая партия наборов с 1951 по 1953 г вышла тиражом всего 800 экземпляров.

В этом наборе,кроме ёлки было47 игрушек. Разнообразные шары, верхушка на елку, «китайский фонарик» и «светофор», «груша», «кофейник», «чайник», «ракушка», «парашют», «гриб», фигурки парашютиста, клоуна, девочки, бусы и мишура, шишки.
Комплектация наборов отличалась в зависимости от года выпуска. В наборе № 2 входило четыре миниатюрные гирлянды флажков, каждый флажок был раскрашен по морскому коду и флажки располагались в таком порядке, что читается фраза «С Новым годом».

Самым большим набором оказалась «Малютка», выпущенная под № 3 в 1961 г., в нем насчитывалось 88 игрушек.

В следующем наборе № 3-61 /1961 г/ почти все игрушки светились в темноте, потому что были покрыты фосфором.

В наборе № 4 появилась первая игрушка из пластика «Лошадка».

Постепенно пластмассовых игрушек становилось в комплектахвсе больше.

Представляем вам набор № 6 , который выпускался с 70-хгодов.Немного жаль, что поступил он в музейные фонды уже не в полной комплектации.


Фото №1. Набор елочных украшений «Малютка» 1970 -е г. Даритель Орунова Надежда Николаевна, г.Няндома.


Фото №2. Набор елочных украшений «Малютка». Даритель Бобровская Татьяна Георгиевна.

Щепная птица

Щепные птицы изготавливались мастерами по дереву из лучинок сосны-дранки. Для такой тонкой работы выбирали сосну, выросшую  на болоте, и использовали только нижнюю часть дерева, где нет веток. А там уже мастер, исходя из своей задумки или традиции, подготавливал одну,две или  три заготовки.Затем замачивал их в горячей воде. Ведь только после этого дерево становилось более гибким и податливым.После ножом расщеплялась на тонкие пластины одна болванка для крыльев, из другой  мастер делал туловище с головой и расщеплял хвост, а из третьей хохолок. Каждая лучинка загибалась и укладывалась мастером  одну за другую в причудливые веера. Птиц красили и расписывали. Вот так и рождалась «птица счастья». Многие знают ее под таким названием. Хотя изначально название деревянной птицы было другим, чаще поморский голубок. На Пинеге их называли  голубком или гулькой, в  Верховажье курушками.

  Но откуда она к нам прилетела, откуда «ноги растут»? Оказывается, щепные птицы изготавливались в Архангельской губернии еще в XIX веке. Этнографы не раз описывали их в своих путевых рассказах.

У писателя и путешественника М.М. Пришвина, после его путешествия по северу в 1906 г, рассказе «О Маймаксе» есть строки: «На него будут смотреть из угла преподобные Зосима и Савватий, а с потолка — вырезанный из дерева и окрашенный в синюю краску голубёночек — „вроде как бы Святой дух“». В путевых заметках «За волшебным колобком» М.М.Пришвин  пишет: «Я в чистой комнате зажиточного помора. Посреди неё свешивается вырезанный из дерева, окрашенный в сизую краску голубок»,

Этнограф Н.И. Гаген-Торн в очерке «Путь к Северу» пишет о деревянной птице так: «Я остановилась изумленная: широкое окно сияло лазоревым наличником. За ним блестели серебряные океанские дали, а на фоне их покачивалось привешенное на веревочке к оконному наличнику резное суденышко. Оно было так искусно вырезано и оснащено, что, казалось, приплыло сюда из океана, чудом не увеличившись, и повисло на окне. По бокам его покачивались на таких же шнурочках резанные из тонких стружек птицы. Одна, распустив разноцветный хвост, повернула голову к морю; другая, с девичьим лицом и в высокой короне, смотрела в комнату, сложив на груди ярко-синие крылья…»

Деревянный голубок жил не только в избах поморов, но и украшал дома мурманских купцов. Об этом свидетельствует этнограф С.В. Максимов в своем путешествии к Белому морю  в далеком 1855 г. В 1859 г выходит в свет его книга с заметками «Год на Севере»,в которой писатель не раз описывает поморских голубков: «..здесь те же голубки из лучинок-досужество умелых скитников, прикрепленные к потолку ради украшения…», «..квартира которого, как живая, теперь перед моими глазами, с ее шахматным крашеным полом, с голубком, сделанным из лучинок на Мурмане и привешенным к потолку»

Возможно, это не просто украшение, а символ надежды?

В фондах нашего музея находятся щепные птицы
лепшинского мастера Трапезникова В.М и каргопольского Ягремцева Ю.И., из коллекции Охоботова Ю.Д.


Фото. Щепная птица.2004 г. Мастер Ягремцев Юрий Иванович,г.Каргополь.

Нематериальное наследие: былины мошенских рапсодов 19 века.

Север всегда привлекал исследователей своей красотой, широтой, свободой, глушью, самобытностью. Здешние люди, жившие в труднодоступных, отдаленных от цивилизации северных землях, с особой любовью и уважением сохраняли и передавали знания, обычаи, фольклорные традиции предков. Этнографы ехали сюда за, давно умершим в других местах,старинным эпосом.


Александр Федорович Гильфердинг

Летом 1871 года Председатель этнографического отдела Императорского Русского географического общества Александр Федорович Гильфердинг отправился в путешествие из Петербурга в Олонецкую губернию. Его целью и желанием было послушать былины-«старины» от здешних сказителей. «Генерал», как его назвали местные жители, обошел местность вокруг Онежского озера, Повенца, Толвуя, Кижей, Выгозера, Водлозера, Кенозера и Моши. В результате за 48 дней всего путешествия, им было «прослушано 70 певцов и певиц, собраны и составлены их биографии, записано и проверено 318 былин !…Человечное и умелое обращение с Онежским крестьянином-раскольником , щедрая расплата со сказителями-привлекли к Гильфердингу столько певцов, что иным сказителям приходилось ждать по два и по три дня, между тем как Гильфердинг записывал до полного физического утомления»

«Народа добрее, честнее и более одаренного природным умом и житейским смыслом я не видывал; он поражает путешественника столько же своим радушием и гостеприимством, сколько отсутствием корысти»-написал о местных жителях Александр Федорович .

«Все они крестьяне, за самым малым исключением (5 из 70), неграмотные,исправные по достатку, порядочной жизни, староверы и православные. Большая часть из них занималась каким-нибудь мастерством: портняжным, сапожным, изготовлением рыболовных снастей.

Сидя за однообразной многочасовой работой лучше получалось петь «старины». За время путешествия «составилась рукопись в 1203 полулиста (более 2000 страниц), писанная вся, от первой до последней страницы, рукой Гильфердинга.

Через год, в 1872 году исследователь с той же целью вторично отправляется в путешествие по Олонецкой губернии, но, заразившись брюшным тифом в дороге, умирает в г.Каргополь в возрасте 41 год.

После смерти собирателя, в 1873 г в Петербурге печатается сборник«Онежские былины», записанные Александром Федоровичем Гильфердингом летом 1871 года .В книгу вошли и 15 «старин» от 6 мошенских рапсодов, которых исследователь записал в Моше с 23 по 25 августа того же года.Представление о сказителе передает небольшое описание каждого из них,сделанное Гильфердингом.

.

.

.
Онежские былины в электронном виде можно почитать по ссылке:

https://runivers.ru/bookreader/book53208/#page/730/mode/1up

Рубель использовался для отжима, размягчения и разглаживания ткани на скалке катанием.

Валёк, короткий и гладкий, применялся для выбивания мыльной и немыльной воды из стираемого белья.

Трепало

В нашем случае это не тот, кто много болтает. Трепало — ручной деревянный инструмент, очень похожий на большой нож. Его использовали для трепания волокна, чаще всего льна, отделяя полезную часть от стебля. Мастера старались сделать этот предмет труда не только удобным, но красивым, уникальным. Поэтому одно трепало не похоже на другое. На каждом авторская ручка , причудливая сквозная и рельефная резьба, яркая окраска или роспись. И, конечно, инициалы его владелицы-рукодельницы или мастера изготовителя.

Вот такие уникальные трепала конца 19-го начала 20-го века передали в музей дарители Минтенко.А.И. и Швецов В.И.

Ботало

«Ботало базарное»- так в старину говорили про болтуна, пустомелю, вруна. Ботало имеет и другое значение. Например, это глухая погремушка, колокольчик из железного, медного листа или дерева, подвешивающиеся на шею пасущейся коровы или лошади. Звук у каждого ботала имеет совершенно разную тональность и зависит от размера, материала и формы инструмента. Поэтому, когда скотина с большим  стадом  возвращалась с пастбища, хозяйка по звуку могла определить, идет ли ее кормилица домой. Существует поверье, что на ботале сидит невидимый дух — помощник пастуха, который охраняет скотину от дикого зверя, пасет и не дает заблудиться в лесу.

Да, будет свет.

Когда-то в избах свет получали при помощи зажженной лучины.Использовали для освещения сальные и восковые свечи. Керосиновое освещение начало постепенно распространяться в русской деревне с середины 1860-х гг., со времени вхождения в быт в разных странах

Старинные устройства освещения есть и в фондах нашего музея.

Светец.

Приспособление для держания горящей лучины. Светцы имели разнообразную форму и величину. Простейший светец представлял собой согнутый под прямым углом стержень из кованого железа, на одном конце которого имелась развилка с тремя-четырьмя рожками, а на другом —пятник .Такой светец втыкали острием в щель бревенчатой стены, а между рожками вставляли хорошо просушенную лучину, чаще всего берёзовую или осиновую. Годились и другие породы деревьев, но, например, сосна хоть и светит ярко, но сгорает быстро, при этом трещит и рассыпает искры. Во время освещения очень важно было установить оптимальный угол, под которым лучина закреплялась в светце. Малый наклон давал небольшое пламя жёлтого цвета, а при слишком большом — лучина быстро прогорала. Для падающих угольков под светец ставили корыто с мокрым песком или какой-либо сосуд с водой. Другой тип светцов — висячие, подвесные, рассчитанные на несколько лучин. Более распространены и удобны в быту были переносные светцы. Небольшие, состоящие из металлической развилины, деревянной стойки и донца, светцы ставили на лавку в нужном месте. Высокие светцы (около 1 м и выше) ставили на полу в любом месте избы. Высокая деревянная стойка нередко вырезалась фигурной, витой или с розетками, украшенными резьбой или росписью. Существовали раздвижные светцы, стойка которых состояла из трех частей. В средней части имелось отверстие, так что ее можно было поднимать и опускать, закрепляя затычками на любой высоте, и тем самым регулировать высоту источника света. Удобны были распространенные на северорусских территориях светцы, состоящие из неглубокого деревянного корытца на трех или четырех ножках и укрепленного на его краю деревянного столбика с железной кованой развилкой, угольки с обгоревшей лучины падали прямо в воду, налитую в корытце. Большим разнообразием отличались стоячие светцы, полностью выкованные из железа и склепанные из железных стержней и полос, рассчитанные на несколько лучин. Рисунок светца был неповторим, благодаря большой вариативности всевозможных спиралей и завитков, украшавших осветительный прибор. Большей частью такие светцы напоминают причудливые ветвящиеся деревья.

Подсвечник.

Подсвечник-прибор для установки свечей. Подсвечники имели самые разнообразные формы и размеры, зависящие от того, на сколько свечей рассчитаны. Нередко в качестве подсвечника приспосабливали сырую брюкву или свеклу. Широко были распространены металлические подсвечники для одной свечи на ножке, завершавшиеся небольшой металлической чашечкой или пластинкой с трубочкой посередине, в которую вставляли свечу. Подсвечники изготавливали не только из металла, но и из дерева, в виде пирамиды, блюдца, чашки; не только стоячие, но и втыкающиеся в стену. Но обязательной деталью любого подсвечника являлась металлическая трубочка, соответствовавшая диаметру свечи. Свечное освещение в деревне было доступно не для всех, а для средних и зажиточных хозяйств. Свечу в осветительном приборе (слюдяном фонаре или подсвечнике) использовали при спуске в подполье, при необходимости выйти в сени, во двор к скоту или по другой надобности; со свечами зимой работали на гумне — молотили. Вплоть до начала XX в. большей частью использовали лучину. В Архангельской губернии свечи зажигали по большим праздникам, на святки, при большом приеме гостей и т. п. Свечи изготавливали двух типов: сальные и восковые. Последние производили в районах, где было развито пчеловодство. Восковые свечи использовались больше в обрядовой жизни крестьян: в свадебном обряде во время венчания, в праздничные дни их ставили у икон в красном углу, перед смертью умирающему в руки давали восковую свечу, зажигали ее около покойника и во время поминальных трапез. Появление сальных свечей относится к XVIIв. Они более, чем восковые, нашли применение в повседневном быту. Для изготовления сальных свечей использовали говяжье, баранье, козье сало. По технике изготовления свечи были катаные, маканые и литые.

Лампа керосиновая/карасинка/

Приспособление для освещения в форме круглого металлического или стеклянного резервуара с керосином. В верхней части лампы имеется горелка с регулятором пламени в виде маленького колесика на штырьке, от поворота которого зависело движение фитиля горелки. Поверх горелки надевалось«стекло» — стеклянный колпак, круглый в нижней части и сужающийся к верху. Копоть от прогоревшего керосина оседала на «стекле». Керосиновое освещение начало постепенно распространяться в русской деревне с середины 1860-х гг., со времени вхождения в быт в разных странах бакинского керосина. Появляясь сначала в зажиточных хозяйствах,керосиновая лампа медленно вытесняла лучинное освещение, плошки и свечи из крестьянского быта и к началу XX в. все остальные способы освещения почти сошли на нет.
Гори, лампа-молния,
Керосину полная!
Лампу сушит огонек,
Меня — красивый паренек.

Палка палке рознь. У каждой «палки» в избе и во дворе своё предназначение.Знакомьтесь.

Очеп (очап) .

Так называли гибкий шест или жердь, чаще березовый, к которому подвешивалась колыбель (зыбка). Один конец очепа упирался или врубался в стену, второй проходил через кольцо, ввернутое в матицу на потолке. Мифологический смысл этого шеста заключался в функции дороги или моста. Так, если семья не хотела больше иметь детей,то с очепа не снимали кору и не обрубали плотно сучки. Считали, что «По гладкому, как по маслу , так и полезут дети». Очепом называли и шест, приводивший в движение скрепленный с ним колокол назвоннице или ведро при колодце с журавлем.

«…Спина в то время хрустнула,
Побаливала изредка,
Покуда молод был,
А к старости согнулася.
Не правда ли, Матренушка,
На очеп я похож?…» (Н.А. Некрасов «Кому на Руси жить хорошо»)

У нас в музее и другие «палки» живут.

Ска̀лка

Скалкой или катко̀м называли цилиндрический деревянный валик, который использовался (вместе с рубелем) для глажения наматывавшихся на него изделий из домотканого полотна.

Скалка -приспособление для раскатывания теста , утолщенная в средней части и зауженная к концам . Длина таких скалок варьировалась от 30 до 90 см  .

Фото. Скалка/каток/ .Первая половина 20-го века. Передал Белухин Владимир Павлович из г.Няндома.

По̀сох (бато̀г, па̀дог)

Посох-дорожная палка, трость путника, пастуха или колдуна. Изготавливалась в основном из стволов молодой ольхи, можжевельника, рябины. На одном конце палки путники подвешивали, переносимый груз, а палку несли на плече.  На Русском Севере особо почитались можжевеловые трости с многочисленными наростами. Магическими свойствами наделялись, как сами посохи, так и деревья из которых они изготавливались. Во время обрядов тростью очерчивали магические круги, крестили углы, пороги и т.д.

Пастуший посох обычно был украшен резьбою: черточками, крестиками, — имевшими для пастуха вполне определенное значение. Каждая черточка обозначала «голову» находящегося на его попечении скота: «один черед». Черточки располагались «елочками» (две черты — две головы), крестиками (четыре головы) и проч.; одно домохозяйство отделялось от другого горизонтальной чертою, иногда проходящей по всей окружности посоха.

«Куда пастушок, туда и посошок»

Веретено̀.

Веретёна изготавливали в основном из берёзовых дров, но могли быть использованы и другие деревья. Дерево распиливали поперёк, затем кололи на части вдоль. Натёсанные бруски клали на сутки в печку, для сушки. Потом в дело пускался острый нож, с помощью которого бруски скругляли и вставляли в станок, чтобы обточить и придать нужную форму.

Производство получалось дешёвым: «Станок дешёвый, делают сами; стамеска 25-50 копеек; ремень 25 копеек. Ремней на зиму нужно рубля на 2; кроме того, нужно ещё немного мыла, которое кладётся в отверстие станка, где защемляется веретено (чтобы не загорелось от трения). В день можно наточить 100 веретён, десяток стоит 3 копейки».

Хорошим, «прямым», веретеном считалось то, которое при раскрутке могло долго крутиться по полу.

Начиная работу, пряха закрепляла на лопасти пучок волокна (кудель), садилась на донце прялки, вытягивала левой рукой из кудели длинную прядь и привязывала ее к концу веретена.На нижнюю часть веретена надевалось пряслице — небольшой круглый грузик, выполнявший роль маховика. Пряха пальцами правой руки быстро вращала веретено, волокно скручивалось в нить, которая наматывалась на веретено.

А вот и загадка про веретено: «Кручусь, верчусь-не потею, только более толстею»

Цеп

Цеп (молотило) — ручное сельскохозяйственное орудие для обмолота (отделениязерна от колосьев) после жатвы и сушки.

Обычно состоит из двух (реже — нескольких) подвижно связанных концами палок: более длинная (до 2 м) рукоятка и более короткая (до 0,8 м) рабочая часть, ударяющая по злакам.
Связь между рукояткой и рабочей частью обычно изготавливалась из сыромятной кожи или верёвки.